+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Нарушение жилищных прав несовершеннолетних судебная практика 2019 год

Когда ребенок – не собственникКогда ребенок – собственник

Несовершеннолетние – одна из наименее защищенных в социальном плане категорий населений. Правовой статус граждан, не достигших 18 лет, не позволяет им оказывать влияние на решение родителей и законных представителей, как следствие – в должной мере защищать собственные права, в том числе и жилищные.

В соответствии с судебной практикой, действия родителей и прочих лиц в отношении решения жилищных вопросов несовершеннолетних нередко противоречат интересам самих детей. Причиной тому могут быть как неприязненные отношения между людьми, так и корыстные цели.Основным документом в российском законодательстве, регулирующим вопрос о защите жилищных прав ребенка, считается гл. 11 СК РФ, устанавливающая права несовершеннолетних на выражение своего мнения, в том числе, и в отношении имущества.

Когда ребенок – не собственник

В течение 30 дней со дня появления в семье ребенка родители обязаны оформить для него все документы и зарегистрировать малыша по месту проживания. Регистрация детей до 14 лет осуществляется по месту жительства родителей, о чем указано в ст. 20 ГК РФ. При этом неважно, что думает об этом собственник жилья и другие проживающие, главное, чтобы в квартире был прописан как минимум один из родителей.

Данное право сохраняется до достижения им совершеннолетнего возраста либо до смены родителями места жительства. И даже при смене собственника жилья за несовершеннолетним сохраняется право проживать по адресу регистрации, и выселить его по требованию собственника, если у ребенка отсутствует другое место постоянного проживания, не сможет ни один суд.

Однако и в этом правиле есть исключение. Собственник вправе устранить данное обременение в судебном порядке, если суд признает ребенка утратившим право пользования квартирой. Это возможно при наличии следующих обстоятельств:

он не проживает в квартире на протяжении года,родители не принимают участие в оплате содержания жилья,возможность прописать ребенка по другому адресу.

Чтобы защитить жилищные права несовершеннолетнего и оставить за ним право на проживание в квартире по месту регистрации даже при наличии допускающих выселение обстоятельств, необходимо собрать необходимые доказательств. Также и собственнику жилья, желающему выписать ребенка, для удовлетворения судом указанных требований, следует ответственно подойти к сбору доказательственной базы.

В случае развода родителей и при разделе недвижимого имущества, прописанный в квартире несовершеннолетний не может быть выселен ни при каких условиях.

Когда ребенок – собственник

Несовершеннолетний может являться как собственником квартиры, так и владельцем определенной доли в ней. Основания для появления такой собственности практически ничем не отличаются от тех, что предусмотрены для взрослых дееспособных граждан, за одним лишь исключением – процедуры сделок с недвижимостью всегда выполняются под строгим контролем органов опеки.

Отчуждение или уменьшение недвижимости, принадлежащего ребенку, также согласуется с опекой. К таким действиям относятся:

продажа доли квартиры или полностью,предоставление имущества в залог,отказ от участия в приватизации,отказ от преимущественного права приобретения жилья,отказ от наследования недвижимости или ее доли.

Порядок сделок по отчуждению недвижимого имущества с участием несовершеннолетних граждан регулируется ст. 37 ГК РФ.

Продажа квартиры, принадлежащей ребенку, может потребоваться при необходимости переезда семьи на новое место или покупки более комфортного для жилья имущества. При условии достижения ребенком 14-летнего возраста сделка осуществляется при наличии письменного разрешения ребенка, выданного органами опеки, и нотариально заверенного согласия на проведение этой сделки одного из родителей.

Если же он не достиг указанного возраста, продать квартиру можно только при получении письменного разрешения опеки.

При продаже имущества несовершеннолетнего родители обязаны предоставить ему другое жилье в собственность, причем размер его не может быть меньше площади продаваемого помещения. Возможен и второй вариант, когда деньги от продажи недвижимости вносятся на счет в банке, открытый на имя ребенка.

Предоставление имущества в залог, как правило, производится при ипотеке. Многие кредитные организации постепенно отходят от такого вида услуг, не желая рисковать из-за возможного нарушения жилищных прав детей.

Отказ от участия в приватизации от несовершеннолетнего невозможен.

Дело в том, что в соответствии со сформировавшейся судебной практикой по рассматриваемому вопросу, такие действия ущемляют имущественные права ребенка.

Отказ же от преимущественного права приобретения жилья, согласно предусмотренным ст. 250 ГК РФ положениям, допускается исключительно с разрешения органов опеки и попечительства. Такое согласие реально получить лишь в том случае, если у родителей отсутствует финансовая возможность приобретения недвижимости или доли в ней.

Отказ от наследства от лица несовершеннолетнего гражданина – случай редкий, где распространенной причиной выступают переходящие по наследству долговые обязательства. Отдельный случай – получение взятой в договору ипотеки квартиры, когда обязательства при наследовании переходят к несовершеннолетнему. А в связи с тем, что дети выплачивать долг не могут, бремя кредитных выплат непременно ложится на родителей.

Рассматривая жилищные права несовершеннолетних, необходимо принимать во внимание и семейное, и гражданское законодательство. Для достижения желаемого результата по делу о защите таких прав мало понимать основы закона, необходимо учитывать все касающиеся конкретного случая обстоятельства.

Разобраться в тонкостях норм действующего права помогут квалифицированные юристы, обратиться к которым вы можете как по телефону, так и через наш сайт.

Право на жилище гарантировано ст. 40 Конституции РФ, и его реаль­ное обеспечение является важной задачей социальной политики не только по отношению к взрослому населению, но и по отношению к детям, нуж­дающимся в благополучных бытовых условиях.

Право ребенка на жилище обеспечивается различными способами: предоставлением жилого помещения в домах государственного и муници­пального жилищных фондов на условиях социального найма или аренды (найма), в домах иных жилищных фондов на условиях аренды (найма), а также путем приобретения жилья в собственность по сделкам и иным ос­нованиям.

Жилищное законодательство находится в совместном ведении РФ и субъектов РФ и состоит из Жилищного кодекса РФ от 29 декабря 2004 г.

№ 188-ФЗ; в соответствии с ним других федеральных законов, изданных в соответствии с ними указов Президента РФ, постановлений Правитель­ства РФ, нормативных правовых актов федеральных органов исполнитель­ной власти, принятых законов и иных нормативных актов субъектов РФ; нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

Наиболее значимыми в сфере жилищных правоотношений, каса­ющихся несовершеннолетних, являются:

Нормы гражданского и семейного права РФ;

Закон РФ от 21 декабря 1996 г. Ха 159-ФЗ «О дополнительных га­рантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попе­чения родителей»;

Письма Минобразования РФ от 20 февраля 1995 г. Ха 09-М «О за­щите жилищных прав несовершеннолетних детей» йот 9июня 1999г. Ха 244/26-5 «О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовер­шеннолетних» и др.

Самостоятельно приобретать, осуществлять жилищные права и нес­ти обязанности несовершеннолетний может только в связи с вступлением в брак или в порядке эмансипации. В иных случаях по жилищным спорам интересы детей в суде защищают их родители или лица, их заменяющие, а также при необходимости интересы несовершеннолетних представляют органы опеки и попечительства и прокурор.

Жилищное и гражданское законодательство содержит специальные правила, регулирующие право ребенка на жилище.

Согласно п. 2 ст. 57 ЖК РФ вне очереди жилые помещения по дого­ворам социального найма предоставляются детям-сиротам и детям, остав­шимся без попечения родителей; лицам из числа детей-сирот и детей, ос­тавшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образо­вательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Во-

оружейных силах РФ или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Дети-инвалиды, проживающие в стационарных учреждениях соци­ального обслуживания, являющиеся сиротами или лишенные попечитель­ства родителей, по достижении 18 лет подлежат обеспечению жилыми по­мещениями вне очереди. Такая льгота действует в том случае, если инди­видуальная программа реабилитации инвалида предусматривает возмож­ность ведения им самостоятельного образа жизни (ст. 17 Закона РФ «О со­циальной защите инвалидов в РФ»).

При вселении ребенка в жилое помещение не требуется согласия наймодателя, нанимателя, а также граждан, постоянно проживающих в жи­лом помещении.

Вселение несовершеннолетних лиц в жилое помещение допускается без учета требований законодательства о норме жилой площа­ди на одного человека (ст. 679 ГК РФ, ст. 70 ЖК РФ).

Согласно ст. 69 ЖК РФ, регулирующей права и обязанности членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, де­ти относятся к членам семьи нанимателя и имеют равные с нанимателем права и обязанности. К недееспособным детям требование о солидарной с нанимателем ответственности по обязательствам, вытекающим из дого­вора социального найма, не относится.

Ребенок, в отношении которого родители (один из них) лишены ро­дительских прав или ограничены в родительских правах, сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым поме­щением (ст. 71,74 СК РФ).

Закон «О приватизации жилищного фонда в РФ» предусматривает, что несовершеннолетние могут приобретать занимаемое жилое помещение в собственность (совместную, долевую) наряду с другими лицами, прожи­вающими в этом жилом помещении.

Жилые помещения, в которых проживают исключительно дети в воз­расте до 14 лет, передаются им в собственность по заявлению родителей, усыновителей, опекунов с предварительного согласия органов опеки и по­печительства.

Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовер­шеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, передаются им в собственность по их заявлению с согласия законных представителей и органов опеки и попе­чительства.

Если ребенок находится в детском доме или ином воспитательном учреждении, администрация учреждения, родители, усыновители либо опекун над его имуществом обязаны в течение шести месяцев со дня поме­щения несовершеннолетнего в указанное учреждение оформить договор передачи жилого помещения в его собственность.

С принятием нового Жилищного кодекса РФ от 29 декабря 2004 г. сложилась ситуация, при которой в соответствии с ч. 5 ст. 31 ЖК РФ после развода родителей детей стали выселять из квартир. Это происходит в свя­зи с продажей квартиры ее собственником, несмотря на то, что ч. 4 ст. 31 ЖК РФ и ст. 292 ГК РФ позволяют суду сохранять право пользо­вания квартирой за бывшими несовершеннолетними членами семьи на длительный срок или обязать собственника обеспечить свою бывшую семью другим жильем.

Конституционное право несовершеннолетних на жилище грубейшим образом нарушается в связи с законодательно допущенной возможностью такого нарушения (в ч. 5 ст. 31 ЖК РФ).

Государственная дума РФ рассмотрела в первом чтении необходи­мые поправки к ЖК РФ, но окончательного решения пока не принято и де­тей продолжают выселять из жилища.

Защита жилищных прав несовершеннолетних детей согласно ст. 11 ЖК РФ осуществляется судом в соответствии с подведомствен­ностью дел, установленной процессуальным законодательством.

Защита жилищных прав в административном порядке осуществляет­ся только в случаях, предусмотренных ЖК РФ и другими федеральными законами. Решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суде.

Законодательная защита права несовершеннолетних на жилище тре­бует дальнейшего совершенствования и необходимого финансирования.

Оставаясь без правовой защиты в сфере жилищных правоотношений, несовершеннолетние пополняют ряды не только бездомных, но и преступ­ников, что обходится обществу и государству слишком дорого, учитывая ущерб от преступлений и расходы на содержание несовершеннолетних осужденных в местах лишения свободы.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Содержание

Таким образом, задача органов местного самоуправления не только наделить детей-сирот жильем, но и передать их под контроль органов опеки и попечительства для оказания дальнейшей помощи и социальной адаптации.

Дети-инвалиды, проживающие в стационарных учреждениях социального обслуживания, являющиеся сиротами или лишенные попечительства родителей, по достижении 18 лет подлежат обеспечению жилыми помещениями вне очереди, если индивидуальная программа реабилитации инвалида предусматривает для него возможность вести самостоятельный образ жизни (ст. 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»).

В настоящее время продолжает действовать Постановление Правительства РФ от 27 июля 1996 г. №901 «О предоставлении льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг». Действующее законодательство закрепляет ряд льгот по оплате жилья для семей с детьми-инвалидами.

Наиболее слабо на федеральном уровне регламентированы гарантии реализации жилищных прав для многодетных семей. Заметим, что Проект федерального закона «О государственной поддержке многодетных семей» (внесен депутатами ГД Апариной А.В., Кошевой В.К., Швецом Л.Н., Свечниковым П.Г.), рассматриваемый в ГД РФ с 1998 года, так и не был принят. С принятием же ЖК РФ произошла отмена жилищных приоритетов об обеспечении жильем многодетных семей. ЖК РФ ликвидировал институт предоставления жилья в первоочередном порядке, а значит, многодетные семьи не будут иметь права на первоочередное предоставление жилых помещений. В соответствии с ранее действовавшими правовыми нормами многодетным семьям жилье предоставлялось в первоочередном порядке. Тем самым государство поощряло рождаемость, предоставляло многодетным семьям большие социальные гарантии в жилищной сфере.

Во многих регионах РФ действуют специальные программы «Жилье для многодетных семей»; разрабатываются законопроекты «Об обеспечении жильем многодетных семей».

28 июня 2005 года Правительство Москвы приняло постановление №482-ПП «О Концепции демографического развития города Москвы», в котором говорится о том, что неотъемлемой частью стабилизации численности населения является рост качества жизни. Согласно указанной Концепции необходимо содействовать молодым семьям, состоящим в зарегистрированном браке, для которого по сравнению с гражданским браком характерно большее число детей, решать проблемы, связанные с рождением и воспитанием детей, совершенствовать системы помощи молодым семьям в улучшении жилищных условий, обеспечивать стимулирование рождения второго, третьего ребенка.

Действующая на сегодняшний день в Санкт-Петербурге программа «Молодежи — доступное жилье» стимулирует молодые семьи, являющиеся участниками программы, к повышению рождаемости. Однако данной программы недостаточно, более того, она решает проблемы только одного региона.

Следует отметить, что несовершеннолетние лица, в отношении которых родители лишены родительских прав, сохраняют право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением (статья 71 Семейного кодекса Российской Федерации). В тоже время, граждане лишенные родительских прав, в соответствии с ч. 2 ст. 91 ЖК РФ без предоставления другого жилого помещения могут быть выселены из жилого помещения, если совестное проживание этих граждан с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным. Названная статья расположена в разделе III ЖК РФ «Жилые помещения, предоставляемые по договорам социального найма». Следовательно, положение статьи 91 ЖК РФ могут быть распространены только на граждан, проживающих в жилых помещениях, предоставленных на основании договора социального найма.

Правила предоставления и пользования специализированными жилыми помещениями, к которым согласно п. 2 ч. 1 ст. 92 ЖК РФ относятся общежития, установлены разделом IV ЖК РФ.

Таким образом, Жилищный кодекс РФ в отношении жилых помещений, относящихся к специализированному жилищному фонду, устанавливает специальное правовое регулирование.

Статьи 101-103 ЖК РФ, содержащие положения о расторжении, прекращении договора найма специализированного жилого помещения и выселении из общежития, не предусматривают возможность выселения граждан, лишенных родительских прав, если судом установлена невозможность их совместного проживания с ребенком.

Анализ приведенных выше правовых норм позволяет сделать вывод о том, что жилищным законодательством не предусмотрено выселение из общежития родителя, лишенного родительских прав, чье совместное проживание с ребенком признано судом невозможным. Положения ч. 2 ст. 91 ЖК РФ в части выселения без предоставления другого жилого помещения распространяются только на граждан, занимающих жилое помещение по договору социального найма.

Это интересно:  Акт обследования детских площадок образец 2019 год

Заключение

Таким образом, согласно поставленной цели дипломного исследования были проанализированы нормативно-правовые основы защиты жилищных прав несовершеннолетних по российскому законодательству.

В ходе проделанного исследования, были сделаны следующие выводы:

1. Несовершеннолетние дети наделены широким комплексом жилищных прав, носящих превалирующий, специальный и императивный характер. Специальными правами наделены дети-сироты, дети, оставшихся без попечения родителей.

Особенности реализации прав несовершеннолетних детей закреплены в семейном, жилищном, гражданском и в процессуальном законодательстве. На практике — при коллизии норм гражданского (семейного) и жилищного законодательства необходимо, прежде всего, учитывать предметы регулирования данных кодифицированных актов.

Также необходимо учитывать, что жилищное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ.

2. Изменения, внесенные в действующее законодательство и некоторые положения нового Жилищного кодекса Российской Федерации, регулирующие право ребенка на жилье стали основой для массовых нарушений конституционных прав несовершеннолетних граждан и, как следствие привели к тяжелым социальным последствиям.

3. В работе обоснована необходимость реформирования органов опеки и попечительства. В настоящее время существуют следующие проблемы:

Во-первых, формальный, фрагментарный характер их деятельности.

Во-вторых, существенной проблемой является то обстоятельство, что при принятии решений органы опеки и попечительства по существу бесконтрольны.

На наш взгляд российский законодатель мог бы прибегнуть к следующим механизмам решения данных проблем:

— В случае изменения законодательства в части отнесения вопросов опеки и попечительства к государственным полномочиям установить специальный порядок наделения органов местного самоуправления этими полномочиями (если возникнет необходимость такого установления).

— Установить единый для всех муниципальных образований Российской Федерации перечень обязанностей при осуществлении опеки и попечительства.

Установить единый и, по возможности, детально регламентированный порядок получения согласия органа опеки и попечительства на совершение сделки с имуществом, принадлежащим подопечному на праве собственности либо на основании иных, предусмотренных законом прав; осуществления органами опеки и попечительства иной, предусмотренной законом деятельности, не нашедшей достаточной регламентации в ныне действующем законодательстве.

— Установить порядок финансирования деятельности по опеке и попечительству (из единственного источника, совместное, дотационное и т.д.).

— Установить общие принципы осуществления опеки и попечительства в России (правовая основа, основные понятия и т.д.).

4. Применение норм ЖК РФ (ст. 31) и ГК РФ (ст. 292) позволяет сделать вывод, что собственники жилых помещений получили неограниченную возможность лишать прав — пользователей жилого помещения путем его отчуждения, и соблюдение жилищных прав ребенка здесь никак нельзя проконтролировать.

Действующее законодательство не содержит: а) механизма реализации безусловных прав ребенка на жилище; б) реально работающего механизма принуждения собственника жилища; в) Отсутствуют разъяснения о том, вправе ли собственник по своему усмотрению изменить и адрес проживания бывших членов семьи, то есть предоставить право тому же экс-супругу с детьми жить в специально снятой комнате, а не в отдельной многокомнатной квартире.

В настоящее время фактически принимающим решения по данным спорам районным судам делегировано неограниченное право субъективно устанавливать, кто и сколько может пользоваться жильем собственника.

5. На наш взгляд должны быть предприняты следующие шаги:

Во-первых, ВС РФ разработаны и приняты разъяснения о порядке применения ст. 31 ЖК РФ с учетом всей накопившейся судебной практики;

Во-вторых, разработаны и приняты изменения в жилищное (ст. 31 ЖК РФ) и гражданское законодательство (ст. 292 ГК РФ) с целью урегулировать коллизию между правами собственников и жилищными правами детей;

В-третьих, необходимо внести изменения в законодательство об органах опеки и попечительства, о которых мы говорили в первом параграфе настоящей главы;

В-четвертых, органы опеки и попечительства должны включиться в защиту прав детей по тем многим делам, что сейчас находятся на рассмотрении судов.

Список литературы

1. Всемирная декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей (Нью-Йорк, 30 сентября 1990 г.) // Дипломатический вестник — 1992 г. — №6 — С. 10.

2. Конвенция о правах ребенка (Нью-Йорк, 20 ноября 1989 г.) // Издании Организации Объединенных Наций — Нью-Йорк, 1992.

3. Конвенция о правах ребенка принята Генеральной Ассамблеей ООН, от 20 ноября 1989 года. Вступила в силу 2 сентября 1990 года. // Международные акты о правах человека: Сборник документов. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998.

4. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила») (приняты на 96-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г.) // Советская юстиция — 1991 г. — №№12-14.

5. Конституции Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 №6-ФКЗ, от 30.12.2008 №7-ФКЗ). // Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, №4, ст. 445.

6. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 №51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 27.12.2009). // Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, №32, ст. 3301.

7. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 №223-ФЗ (принят ГД ФС РФ 08.12.1995) (ред. от 30.06.2008) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2008). // Собрание законодательства РФ», 01.01.1996, №1, ст. 16.

8. Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 №188-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.2004) (ред. от 17.12.2009) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2010). // Собрание законодательства РФ», 03.01.2005, №1 (часть 1), ст. 14.

9. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 №138-ФЗ (принят ГД ФС РФ 23.10.2002) (ред. от 28.06.2009, с изм. от 09.11.2009) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2010). // Собрание законодательства РФ», 18.11.2002, №46, ст. 4532.

10. Федеральный закон от 24.07.1998 №124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (в ред. от 21.12.2004 №170-ФЗ). // Собрание Законодательство Российской Федерации. 1998. №31. Ст. 3802.

11. Федеральный закон от 20 марта 2001 г. №26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» // Собрание законодательства Российской Федерации — 26 марта 2001 г. — №13 — Ст. 1140.

12. Федеральный закон от 24.11.1995 №181-ФЗ (ред. от 24.07.2009) «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 20.07.1995). // Собрание законодательства РФ», 27.11.1995, №48, ст. 4563.

13. Федеральный закон от 24.06.1999 №120-ФЗ (ред. от 13.10.2009) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (принят ГД ФС РФ 21.05.1999). // Собрание законодательства РФ, 28.06.1999, №26, ст. 3177.

14. Федеральный закон от 21.12.1996 №159-ФЗ (ред. от 17.12.2009) «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (принят ГД ФС РФ 04.12.1996). // Собрание законодательства РФ, 23.12.1996, №52, ст. 5880.

15. Федеральный закон от 06.10.2003 №131-ФЗ (ред. от 27.12.2009) «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 16.09.2003). // Собрание законодательства РФ, 06.10.2003, №40, ст. 3822.

16. Закон РФ от 04.07.1991 №1541-1 (ред. от 11.06.2008) «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации». // Российская газета от 18.06.2008.

17. Закон РФ от 25 июня 1993 г. №5242-I «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации — 12 августа 1993 г. — №32 — Ст. 1227.

18. Закон г. Москвы от 30 ноября 2005 года №61 «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в городе Москве» (в ред. Закона г. Москвы от 25.06.2008 №25).

19. Постановление Правительства РФ от 17 июля 1995 г. №713 «Об утверждении Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации и перечня должностных лиц, ответственных за регистрацию» // Собрание законодательства Российской Федерации — 24 июля 1995 г. — №30 — Ст. 2939.

20. Постановление Правительства Москвы от 06.04.2004 №189-ПП «Об утверждении правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в городе Москве» // Вестник Мэра и Правительства Москвы — №24 — 19.04.2004.

21. Постановление Правительства Российской Федерации от 6 мая 2006 г. №272 г. Москва «О Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав». Утверждено. Постановлением Правительства. Российской Федерации от 6 мая 2006 г. №272.

22. Письмо Министерства общего и профессионального образования РФ от 27.03 1997 №15/3-14-6. // Общероссийская Справочно-правовая система «Законодательство России». 2006. Август.

23. Александрова А.Л. Защита прав несовершеннолетних при сделках с недвижимым имуществом. // Адвокат. — №10. — 2004 г.

24. Все о жилье. Экспресс-справочник. / Юлия Межникова. — М.: Вершина, 2005. — 244 с.

25. Глисков А.Г. Права и обязанности несовершеннолетних (комментарии к законодательству о правах несовершеннолетних и защите этих прав) / А.Г. Глисков, А.И. Забейворотова, О.В. Самолюк; под ред. С.Н. Бабурина. — Ростов н/Д: Феникс, 2007.

26. Гувлидов П.В. Объективные предпосылки изменения российского законодательства об опеке и попечительстве // Журнал российского права. — №6. — 2006.

27. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации. — Дело, 2005.

28. Гулидов П.В. Объективные предпосылки изменения российского законодательства об опеке и попечительстве // Журнал российского права. — 2006. — №6.

29. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Московской области в 2005 году. Подготовлен в соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона Московской области «Об Уполномоченном по правам человека в Московской области» // Ежедневные новости. Подмосковье. — №46. — 18 марта 2006 г., №53. — 29 марта 2006 г.

30. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Московской области в 2003 году

31. Ефремова А. Дети в сделках с недвижимостью. Правовые вопросы недвижимости. — М.: 2004.

32. Звенигородская Н.Ф. Правовая природа ответственности по договорам, предусмотренным семейным законодательством // Бюллетень нотариальной практики. — 2006. — №6. — С. 17-19.

33. Ильина О.Ю. Проблемы разграничения подсудности по делам, возникающим из брачно-семейных отношений // Гражданское право. — 2007. — №3. — С. 8-12.

34. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / Под ред Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Ю. Кабалкина, А.Г. Лисицына-Светланова. — М.:Юрайт-Издат, 2005 г.

35. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Ю. Кабалкина, А.Г. Лисицына-Светланова. — М.: Юрайт-Издат, 2005.

36. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.М. Кузнецовой. — М.: 2006.

37. Комментарий к Семейному кодексу РФ / под общ. ред. П.В. Крашенниникова и П.И. Седугина. — М.: 2007.

38. Макарова С.В. Институт опеки и попечительства над несовершеннолетними детьми: история его становления в России // Вопросы ювенальной юстиции. — 2006. — №1.

39. Мамаев А.А. Международная судебная юрисдикция по делам, возникающим из семейных правоотношений: нормы Российского законодательства // Мировой судья. — 2007. — №11.

40. Михеева Л.Ю. Институт опеки и попечительства в современных условиях // Государство и право. — 2003. — №5. — С. 53 — 59.

41. Михеева Л.Ю. Краткий комментарий к проекту Федерального закона «Об опеке и попечительстве» // Семейное и жилищное право. — 2007. — №1.

42. Осипова С.В. Правовое значение разрешения органов опеки и попечительства на совершение сделок с жилыми помещениями с участием несовершеннолетних // Семейное и жилищное право. — 2006. — №2.

43. Осипова С.В. Согласие (разрешение) органа опеки и попечительства на совершение сделок с недвижимостью при участии несовершеннолетних // Нотариус. — 2006. — №5.

44. Полищук-Молодоженя Т.Р. Некоторые проблемы правового регулирования опеки и попечительства // Нотариус. — 2007. — №1.

45. Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. — М., 2007.

46. Рождественский С.Н. Разрешение органа опеки и попечительства с точки зрения гражданского законодательства // Нотариус. — 2005. — №2.

47. Российское законодательство X-XX вв. В 9 т. Т. 1. Законодательство Древней Руси. — М., 1984.

48. Смушкин А.Б. Гражданский процесс: учеб. пособие / А.Б. Смушкин, Т.В. Суркова, О.С. Черникова. — М.: Омега-Л, 2007.

49. Решение СК по гражданским делам Московского городского суда от 25 декабря 2001 г. №3-693/2001 // СПС «Гарант».

50. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 февраля 2006 г. №78-Г06-2 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2006 г. — №12.

51. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 января 2006 г. №5-В05-106 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2006 г. — №8.

52. Решение СК по гражданским делам Московского городского суда от 25 декабря 2001 г. №3-693/2001 // СПС «Гарант».

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Правовой статус несовершеннолетних детей, подлежащих гражданско-правовой защите при осуществлении жилищных прав, совершенствование гражданского законодательства. Полномочия государственных и муниципальных органов власти по защите жилищных прав детей.

дипломная работа , добавлен 05.02.2014

Правовой статус несовершеннолетних детей, подлежащих гражданско-правовой защите при осуществлении жилищных прав. Структура и полномочия органов власти по защите жилищных прав детей. Пути совершенствованию гражданского законодательства в данной сфере.

дипломная работа , добавлен 10.02.2014

Правовой статус несовершеннолетних детей как лиц, которые подлежат гражданско-правовой защите при осуществлении жилищных прав в Российской Федерации. Система, меры гражданско-правовой защиты жилищных прав несовершеннолетних. Основания применения мер.

дипломная работа , добавлен 03.02.2014

Характеристика жилищных прав граждан в Российской Федерации, их сущность и юридическая природа. Состав и правовое регулирование гражданских и административных жилищных прав и обязанностей. Юрисдикционная и неюрисдикционная формы защиты жилищных прав.

курсовая работа , добавлен 26.12.2013

Особенности правового положения несовершеннолетнего как собственника жилого помещения. Обеспечение жилыми помещениями несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей. Защита жилищных прав детей-сирот, направления совершенствования законодательства.

дипломная работа , добавлен 29.01.2014

Правовое положение несовершеннолетних детей в России. Семейно-правовые средства обеспечения их безопасности; формы и способы защиты их прав и законных интересов, опыт судебной практики. Цели и функции системы юстиции для несовершеннолетних.

дипломная работа , добавлен 19.03.2011

Право собственности на жилой дом. Основания возникновения и нормативно-законодательное регулирование жилищных прав. Содержание договора найма жилого помещения. Нарушение жилищных прав нанимателя: неосновательное выселение, отсутствие ремонта в помещениях.

дипломная работа , добавлен 13.07.2015

Правовое регулирование положения детей. Права детей в семье и проблемы их реализации. Роль родителей в реализации личных прав детей. Дееспособность несовершеннолетних детей. Порядок и способы защиты прав детей в России. Деятельность детской прокуратуры.

курсовая работа , добавлен 17.04.2013

Правовое положение несовершеннолетних детей. Личные неимущественные права несовершеннолетних детей. Имущественные права несовершеннолетних детей. Задачи и функции органов опеки и попечительства в защите прав и интересов несовершеннолетних детей.

дипломная работа , добавлен 28.03.2008

Понятие прав несовершеннолетних, механизм и проблемы их обеспечения. Характеристика органов, осуществляющих защиту прав несовершеннолетних, анализ примеров их нарушения. Разработка мероприятий по защите прав несовершеннолетних, их основные направления.

С момента рождения ребенка детей родители или один из них обязаны зарегистрировать его по своему месту жительства, потому что согласно статье 20 Гражданского кодекса РФ местом жительства детей до 14 лет является место жительство их законных представителей. Для вселения несовершеннолетних детей к их родителям не требуется согласия иных проживающих в жилом помещении лиц. Отделы вселения и регистрационного учета не вправе обязывать родителей получить согласие на вселение детей бабушек, дедушек, теть и дядь.

Несовершеннолетние имеют право на участие в приватизации занимаемых их семьей жилых помещений, причем приватизация жилья, где живут дети от 14 до 18 лет, осуществляется только с их письменного согласия. Кроме того, следует помнить, что дети, участвовавшие в приватизации жилья, после достижения ими совершеннолетия сохраняют право на участие в бесплатной приватизации еще один раз.

Для совершения сделок с приватизированным жильем, в котором проживают несовершеннолетние, требуется согласие органов опеки и попечительства. Такое согласие требуется и тогда, когда дети в жилом помещении не проживают, но сохраняют право пользования им, а также, если они при приватизации имели право на участие в ней.

Рассматривая споры о признании права на жилое помещение, суды руководствуются нормами действующего законодательства и учитывают интересы несовершеннолетних детей, если они являются участниками спорных правоотношений.

Жилищные права детей после развода родителей

Жилищные права детей после расторжения родителей не могут измениться или ухудшиться. Несовершеннолетние, зарегистрированные в квартире одного из родителей, не могут быть сняты с учета без согласия другого родителя. Если родители или один из них не соглашаются с тем, что их ребенок утратил право пользования жильем, а, следовательно, должен быть выписан из жилого помещения, то признать утратившим право пользования жилым помещением за несовершеннолетним можно только на основании решения суда. Данная категория гражданских дел в Санкт-Петербурге не имеет однообразной судебной практики.

Если квартира находиться в собственности родителей, и после расторжения брака произошел раздел квартиры, то в силу статьи 60 Семейного кодекса РФ, детям жилое помещение или часть его не может быть предана в собственность, т.к. они не имеют право на имущество своих родителей и наоборот. Однако дети сохраняют право пользования жилым помещением.

Юрист по семейным делам, работает более 17 лет в области семейного права, опыт работы в органах опеки и попечительства более 10 лет

Глава 11 Семейного кодекса РФ посвящена правам несовершеннолетних детей . В числе таких прав, заключающихся в проживании в семье, в общении с родителями, в выражении своего мнения и т.д., определены и имущественные права.

Статья 60 Семейного Кодекса Российской Федерации, пункт 3, первый абзац: «…Ребенок имеет право собственности на доходы, полученные им, имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, а также на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка…»

Более того, семейное законодательство чётко отграничивает имущественные права детей и родителей, указав в этой же статье — ребёнок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребёнка. И в случае раздела совместного имущества между родителями дети претендовать на долю, например, в квартире не смогут.

Таким образом, рассматривая жилищные права несовершеннолетних детей, следует руководствоваться и гражданским, и семейным законодательством. Как защитить права ребенка на жилье и какие права у детей в приватизированной квартире?

Права несовершеннолетних, не являющихся собственниками жилого помещения

Когда в семье появляется ребёнок, то в течение месяца с даты его рождения родители должны оформить ему все документы, в том числе — и зарегистрировать малыша по месту его проживания.

Важно! Согласно положениям статьи 20 Гражданского кодекса РФ дети до 14 лет проживают совместно с родителями. И поскольку это правило является обязательным, то регистрация ребёнка у родителей или одного из родителей производится в особом порядке.

То есть, в этом случае никто не спросит согласия собственника квартиры или других проживающих в квартире граждан. Такое согласие не требуется, главное, чтобы в этой квартире был зарегистрирован как минимум один из родителей.

Такое право у ребёнка на проживание в квартире с родителями сохраняется до тех пор, пока либо родители не сменят адрес проживания и регистрации, либо ребёнок не достигнет совершеннолетия.

Важно! В этом плане даже смена собственника квартиры, куда родители зарегистрировали ребёнка, не повлияет на его право проживания по месту регистрации.
Ни один суд не выселит несовершеннолетнего гражданина по требованию собственника жилья, если у ребёнка нет иного места для постоянного проживания.

Впрочем, есть ситуации, когда собственник может устранить такое обременение своей квартиры в судебном порядке.

Суд по требованию заинтересованного лица (собственника или нанимателя) может признать ребёнка утратившим право пользования квартирой и снять с регистрационного учёта в том случае, если в течение длительного времени (как минимум год) он в этой квартире не проживает, его родители не участвуют в оплате содержания жилья, а самое главное — если у его родителей имеется возможность зарегистрировать ребёнка по другому адресу. То есть, при наличии всех этих обстоятельств снятие с регистрации несовершеннолетнего вполне возможно.

Права ребенка на жилье при разводе родителей

В случае раздела квартиры после развода дети не участвуют в этом разделе, то есть жильё делится только между родителями. Однако как бы ни была разделена недвижимость, если ребёнок зарегистрирован в квартире, то он вправе проживать в ней до своего совершеннолетия, независимо от отсутствия у него права собственности, потому что он остаётся членом семьи собственника даже после раздела и не может быть выселен.

Права несовершеннолетних собственников жилого помещения

Дети могут быть собственниками как квартиры, так и долей в квартире. Основания возникновения такой собственности общие — то есть, те же самые, что и у взрослых дееспособных граждан.

Это может быть участие в приватизации, получение недвижимости в дар или в наследство, участие в обмене квартирами и даже в купле-продаже. Просто в случае участия в сделке несовершеннолетнего процедура её проведения несколько усложняется и требует участия органа опеки, на который законодательством возложена охрана и защита имущественных прав детей.

Правила статьи 37 Гражданского кодекса РФ устанавливают порядок совершения сделок по отчуждению недвижимого имущества, принадлежащего несовершеннолетним собственникам — любое действие, результатом которого является уменьшение имущества детей, должно быть согласовано с опекой.

Действия, которые могут привести к уменьшению имущества несовершеннолетних.

  1. Продажа квартиры либо доли в квартире.
  2. Отказ от наследственного имущества либо его доли. Редко, но бывает и такое. Например, когда в состав наследуемого имущества входят также долги наследодателя либо обязательства по ипотечному кредитованию.
  3. Предоставление имущества в залог.
  4. Отказ от участия в приватизации.
  5. Отказ от преимущественного права покупки.

Права детей при продаже квартиры

Продажа недвижимого имущества, собственником которого является несовершеннолетний, может быть вызвана необходимостью смены места жительства семьи или покупкой другого, более комфортного жилья.

Важно! В случаях, когда собственник не достиг 14-летнего возраста, продажа его имущества возможна с письменного разрешения органа опеки.

Если ребёнку уже исполнилось 14 лет, то для сделки потребуется не только письменное разрешение на отчуждение имущества несовершеннолетнего, выданное органом опеки, но и нотариально удостоверенное согласие одного из родителей на эту сделку.

Отказ от наследства от имени несовершеннолетнего бывает редко. Но существуют обстоятельства, при которых родители не желают делать своего ребёнка наследником. К таким обстоятельствам относятся, к примеру, долговые обязательства, переходящие по наследству. Правда, положениями статьи 1175 Гражданского кодекса РФ определено, что размер перешедших по наследству обязательств не может превышать стоимости наследуемого имущества.

Если несовершеннолетний наследник ничего, кроме долгов, от наследодателя не получает, то эти долги на него не распространяются.

Но бывают случаи, когда несовершеннолетний наследник получает ипотечную квартиру — стоимость такого имущества весьма приличная, а потому и кредитные обязательства переходят на наследника. А поскольку ответственность по таким обязательствам дети нести не могут, то бремя кредитных выплат ложится на родителей. И вполне понятно, что для родителей такое наследство может быть непосильным, и они спешат к нотариусу подать отказ от принятия наследства своими детьми.

Однако отказ от наследования несовершеннолетним жилья допустим только при наличии письменного разрешения органа опеки. И вот здесь опека будет рассматривать индивидуально по каждой ситуации, учитывая имущественные интересы несовершеннолетних. Чаще всего в этих случаях родители получают отказ, который потом обжалуют в суде. И не всегда суды встают на их сторону.

Предоставление в залог недвижимого имущества, принадлежащего несовершеннолетнему собственнику, обычно осуществляется при кредитовании — когда в целях обеспечения кредитных обязательств заемщики предоставляют залог. Обычно это практикуется при ипотечном кредитовании, когда приобретаемая в кредит квартира покупается в долевую собственность. Сейчас такое практикуется всё реже и реже, потому что и банки не желают брать в залог имущество несовершеннолетних, а опека даёт разрешение в исключительных случаях.

Отказ от участия в приватизации от имени несовершеннолетнего в настоящее время недопустим, поскольку судебная практика, сформировавшаяся по спорам о приватизированном жилье, показала, что такой отказ ущемляет имущественные права несовершеннолетних.

Важно! Отказ от преимущественного права покупки, предусмотренного положениями статьи 250 Гражданского кодекса РФ, также возможен только с разрешения органа опеки.

В этом действии, касающемся жилищного права несовершеннолетнего, нет уменьшения его имущества, но есть отказ от приобретения этого имущества.

Отказ обычно требуется при продаже доли в квартире или в жилом доме. Прежде, чем продать её, долевой собственник обязан сначала предложить выкупить остальным участникам долевой собственности. И если к числу таких участников относятся несовершеннолетние, то отказ либо покупка осуществляется по тем же правилам — с письменного разрешения опеки и одобрения одного из родителей.

Важно! Разрешение на отказ от преимущественного права покупки доли в квартире опека даёт в тех случаях, когда у родителей нет финансовой возможности купить ребёнку эту долю.

При выдаче письменного разрешения на сделку с недвижимым имуществом несовершеннолетнего собственника опека устанавливает для родителей обязательные условия, которые должны быть соблюдены.

При продаже имущества ребёнка родители обязаны либо предоставить ребёнку иное жильё в собственность в размере, не меньшем, чем продаваемое, либо внести деньги от продажи на счет в банке, открытый на имя несовершеннолетнего. Второй вариант, кстати, для родителей иногда бывает привлекательнее первого. Но следует знать, что деньги, внесённые на вклад несовершеннолетнего, потратить на какие-то нужды, кроме как на покупку жилья вкладчику, невозможно. И даже такое направление средств возможно с письменного разрешения опеки. По крайней мере, до тех пор, пока ему не исполнится 18 лет. Именно таким образом закон защищает имущественные права детей, чья недвижимость была продана.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Нарушение жилищных прав несовершеннолетних судебная практика

Пермского краевого суда

Справка по результатам обобщения судебной практики по делам, связанным защитой прав несовершеннолетних на недвижимое имущество.

Пермским краевым судом проведено изучение практики рассмотрения федеральными судами и мировыми судьями Пермского края дел, связанных с защитой прав несовершеннолетних на недвижимое имущество за период 2009 – 2011 г.г.

Статья 40Конституции РФ закрепляет право каждого гражданина на жилище и несовершеннолетние здесь не исключение. Следует отметить, что в настоящее время все большее значение приобретает одно из существенных прав несовершеннолетних, а именно право на жилье. Включение в гражданский оборот несовершеннолетних означает не только признание за ними гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраной. Проведенный анализ судебной практики показал, что имеют место нарушения жилищных прав несовершеннолетних, которые допускаются как со стороны родителей, опекунов, попечителей и других членов семьи, так и со стороны государства, не обеспечивающего должной охраны прав несовершеннолетних.

Всего за указанный период судами общей юрисдикции, действующими на территории Пермского края, рассмотрено 337 дел указанной категории.

— Из них самое большое количество составляют дела, связанные с правом пользования несовершеннолетними имуществом по искам о признании утратившими (приобретшими, прекратившими) права пользования жилым помещением, о вселении, выселении: 184 дела;

— Следующая категория дел это иски, связанные с предоставлением жилья детям сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей– 52 дела;

— дела, связанные с правом собственности несовершеннолетних – 63 дела, из них: дела о признании права собственности – 30 дел; иски о признании сделки недействительной, договора купли-продажи не заключенным, перехода права собственности – 24 дела; дела, связанные с защитой наследственных прав несовершеннолетних — 11 дел;

-оспаривание постановлений администрации муниципальных образований о предоставлении жилья – 3 дела;

— дела, вытекающие из несогласия с решением (постановлением, приказом, распоряжением) органов опеки и попечительства – 14 дел.

Дела, связанные с правом пользования жилыми помещениями, обеспечением жильем детей-сирот, признании сделок недействительными, наследственными правоотношениями являлись предметом анализа Пермского краевого суда (Справка «О некоторых вопросах рассмотрения дел, вытекающих из наследственных правоотношений(Утверждена на заседании президиума Пермского краевого суда 19 ноября 2010 г); Справка по вопросам применения жилищного законодательства (утверждена на заседании президиума Пермского краевого суда 25 июня 2010 г.); «Справка о судебной практике применения ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», указанные справки размещены на сайте Пермского краевого суда и в системе Консультант-плюс) и не имеют какой-либо специфики в рассмотрении в связи участием в деле несовершеннолетних лиц, в связи с чем в настоящем обобщении были проанализированы дела иных категорий.

Это интересно:  Акт обследования жбу неблагополучной семьи образец 2019 год

Процессуальные особенности рассмотрения дел с участием несовершеннолетних.

В силу ст. 37 ГПК несовершеннолетний может лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак или объявления его полностью дееспособным (эмансипации). Права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет защищают в процессе их законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних.

Вместе с тем, как показал анализ судебной практики, не по всем делам указанные лица привлекаются судом к участию в деле. По делу по иску С. к А. о признании предварительного договора купли-продажи недействительным, истица указывала, что действует в интересах несовершеннолетних детей, являющихся собственниками жилого помещения. Одному из детей В. на момент обращения в суд исполнилось 15 лет, вместе с тем к участию в деле несовершеннолетний привлечен не был (Оханский районный суд дело № 2-10).

По смыслу требований ст. 37 ГПК РФ о привлечении несовершеннолетнего лица к участию в деле суду необходимо выносить определение.

Данные требования закона не всегда соблюдаются судами Пермского края. Так, например, по делу по иску В., Ф., действующей в интересах несовершеннолетнего Б. к П., Т. о признании сделки недействительной, несовершеннолетний не был привлечен к участию в деле, не смотря на то, что на момент поступления искового заявления в суд ему исполнилось 17 лет, извещения о рассмотрении дела не направлялись, однако в одном из судебных заседаний Б. принимал участие согласно протоколу судебного заседания в качестве истца (Краснокамский городской суд дело № 11019).

На момент рассмотрения дела по иску К.Т. (Ш.Т.) в интересах несовершеннолетнего Ш.В. к Муниципальному образованию Карагайский муниципальный район Пермского края о возмещении материального вреда, Ш.В. было 16 лет. В силу ч. 3 ст. 37 ГПК РФ, мировой судья привлек его к участию в деле. В связи с чем этот несовершеннолетний должен был быть извещен судом апелляционной инстанции о времени и месте судебного заседания. Однако, при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции Ш.В. не участвовал. Сведения о направлении ему извещения о времени и месте разбирательства в суде апелляционной инстанции в материалах дела отсутствуют (Постановление президиума Пермского краевого суда от 29.10.2010 по делу N 44-г-1908).

После принятия в производство дела по иску администрации Чернушинского муниципального района к Б.М. и членам ее семьи о выселении их из жилого помещения, суд установил, что к членам семьи Б.М. относятся 2 несовершеннолетних детей — Б.А., 7.01.1994 года рождения, и Б.Л., 4.11.1991 года рождения. Однако, в нарушение требований приведенного закона, несовершеннолетняя Б.Л., достигшая на момент рассмотрения дела 14-летнего возраста, к участию в деле судом привлечена не была. Суд разрешил вопрос о ее жилищных правах, не вызывая в судебное заседание, в ее отсутствие. В результате указанного нарушения Б.Л. была лишена права быть выслушанной, права представлять свои возражения и допустимые доказательства, что является существенным нарушением норм процессуального права и основанием для отмены решения суда (Постановление президиума Пермского краевого суда от 07.09.2007 по делу N 44-г-1474).

Согласно п. 4 ст. 37 ГПК РФ в случаях, предусмотренных федеральным законом, по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, публичных и иных правоотношений, несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы. Однако суд вправе привлечь к участию в таких делах законных представителей несовершеннолетних.

При решении судом вопроса о наличии у несовершеннолетнего в силу требований ч. 4 ст. 37 ГПК РФ самостоятельного права на обращение в суд, следует исходить из смысла нормы закона (например, абз. 2 п. 2 ст. 56 СК РФ, п. 3 ст. 62 СК РФ).

Следует обратить внимание судов на то, что ст. 251 ГПК РФ не называет лиц, не достигших 18 лет, в числе тех граждан, которым предоставлено право обращаться в суд с заявлением о признании нормативного правового акта противоречащим закону. Поскольку федеральное законодательство не предусматривает возможность оспаривания нормативного правового акта лицом, не обладающим процессуальной дееспособностью в полном объеме, то заявления поданные несовершеннолетним лицом подлежат возврату на основании п. 3 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ (Определение Верховного Суда РФ от 09.04.2008 N 26-Г08-2).

В силу положений ч. 5 ст. 37 ГПК РФ правом на предъявление иска в суде в интересах несовершеннолетнего ребенка обладает любой из его законных представителей. Поэтому обращение в суд с иском матери несовершеннолетнего ребенка не требует обязательного привлечения к участию в деле на стороне истца другого законного представителя, учитывая, что иск в интересах ребенка предъявлен уполномоченным лицом.

Судам следует учитывать, что, если к моменту судебного разбирательства физическое лицо приобрело гражданскую процессуальную дееспособность в полном объеме, суд обязан не только привлечь его к участию в деле, но и разрешить вопрос об участии в деле законных представителей, которые с момента приобретения представляемым полной дееспособности, статус законных представителей утрачивают.

Помимо законных представителей, право на обращение в суд в защиту прав и законных интересов несовершеннолетних, в силу положений ст. 45 ГПК РФ, принадлежит прокурору и в соответствии с требованиями ст. 46 ГПК РФ, органам опеки и попечительства.

Вместе с тем основная часть исков в интересах несовершеннолетних граждан подается в суды их законными представителями. Незначительное количество дел рассмотрено судами по заявлениям прокуроров в защиту имущественных интересов несовершеннолетних — 11 дел, в том числе о признании недействительным договора купли-продажи жилого помещения; о признании права долевой собственности на жилое помещение; о признании сделок недействительными, о признании закладной в части, о признании права пользования жилым помещением, о признании утратившими право пользования, о признании права пользования, о понуждении к заключению договора социального найма; в защиту прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей по заявлениям прокуроров судами рассмотрено 46 дел.

По заявлениям органов опеки и попечительства судами края рассмотрено 4 дела.

Отказ прокурору в принятии заявления, поданного им в защиту интересов несовершеннолетних детей, оставшихся без попечения родителей, не основан на законе. В силу действующего законодательства право прокурора на обращение в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина не зависит от наличия либо отсутствия у ребенка законного представителя, обладающего правом на такое обращение, но не использующего его. Реализация прокурором полномочий, предусмотренных названной статьей, в части предъявления заявлений в интересах несовершеннолетних служит гарантией защиты прав несовершеннолетнего и свидетельствует о заботе и охране интересов ребенка со стороны государства (Определение по делу N 75-Впр08-39. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 1-й квартал 2009 г.).

При обращении прокурора в суд в интересах несовершеннолетнего, суду следует иметь ввиду, что законные представители несовершеннолетнего подлежат привлечению к участию в деле как представители истца.

Законные представители несовершеннолетних детей выступают в процессе в качестве представителей истца и обладают всеми процессуальными правами истца, в том числе и правом отказаться от иска (ч. 1 ст. 39 ГПК РФ).

В тех случаях, когда законные представители не поддерживают исковые требования прокурора, вместе с тем заявлений от них об отказе от исковых требований в материалах дела не имеется, суду следует выяснить, отказываются ли законные представители от исковых требований, и при этом разъяснить им последствия отказа от иска, принятия его судом и прекращения производства по делу, предусмотренные ст. 220, 221 ГПК РФ.

Кроме того, при разрешении вопроса о возможности принять отказ от иска, или о заключении мирового соглашения, в соответствии с положениями ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, суду следует разрешить вопрос, не противоречит ли такой отказ законного представителя или заключение мирового соглашения закону и не нарушает ли это права и законные интересы несовершеннолетнего.

Судам необходимо учитывать, что Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 02.07.2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ» разъяснил, что если собственником (сособственником) изымаемого жилого помещения является несовершеннолетний или в нем проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без попечения родителей несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), то для отчуждения жилого помещения необходимо согласие органа опеки и попечительства (пункт 2 статьи 37, пункт 4 статьи 292 ГК РФ, статья 20 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»). Для выявления наличия такого согласия и защиты прав и законных интересов указанных категорий граждан суду необходимо привлечь к участию в деле орган опеки и попечительства для дачи заключения по делу о соответствии соглашения о выкупе жилого помещения (или предоставляемого жилого помещения взамен изымаемого) правам и законным интересам несовершеннолетних или подопечных (статья 47 ГПК РФ).

Сделки с имуществом несовершеннолетних.

Объем дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет определен положениями ст. 26 ГК РФ. По общему правилу такие лица совершают сделки самостоятельно, но с письменного согласия законных представителей — родителей, усыновителей или попечителя. При этом сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем. Следовательно, возможность оспаривания сделок, совершенных несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, зависит от наличия к моменту оспаривания сделки волеизъявления его родителей, усыновителей или попечителя, выраженного в письменной форме.

Все сделки несовершеннолетних, не достигших 14лет (малолетних), в силу требований ст. 28 ГК РФ могут совершать от их имени только их законные представители (родители, усыновители, опекуны). Тем самым осуществляется защита имущественных прав несовершеннолетних их законными представителями.

Действия родителей, опекунов и попечителей по распоряжению имущественными правами, принадлежащими несовершеннолетним, в определенных законом случаях, находятся под контролем государства.

На основании положений ст. 37 ГК РФ и ст. 60 СК РФ родители, усыновители, опекуны и попечители несовершеннолетнего не вправе совершать сделки (давать согласие на совершение сделок) по отчуждению, в частности по обмену или дарению имущества несовершеннолетнего, сдаче такого имущества в наем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделки, влекущие за собой отказ от принадлежащих несовершеннолетнему прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любые другие сделки, ведущие к уменьшению имущества несовершеннолетнего. Особою роль приведенные положения законодательства приобретают, когда вопрос касается прав несовершеннолетних на недвижимое имущество.

Согласно п. 1 ст. 7 ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, должностные лица указанных органов в соответствии со своей компетенцией содействуют ребенку в реализации и защите его прав и законных интересов с учетом возраста ребенка и в пределах установленного законодательством Российской Федерации объема дееспособности ребенка посредством порядка защиты прав, установленных законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 3 ст. 34 ГК РФ орган опеки и попечительства по месту жительства подопечных осуществляет надзор за деятельностью их опекунов и попечителей.

Порядок управления имуществом подопечного определяется Федеральным законом «Об опеке и попечительстве».

Согласно ст. 21 Федерального закона от 24.04.2008 N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» опекун без предварительного разрешения органа опеки и попечительства не вправе совершать, а попечитель не вправе давать согласие на совершение сделок по сдаче имущества подопечного внаем, в аренду, в безвозмездное пользование или в залог, по отчуждению имущества подопечного (в том числе по обмену или дарению), совершение сделок, влекущих за собой отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, и на совершение любых других сделок, влекущих за собой уменьшение стоимости имущества подопечного. Предварительное разрешение органа опеки и попечительства, предусмотренное частями 1 и 2 настоящей статьи, или отказ в выдаче такого разрешения должны быть предоставлены опекуну или попечителю в письменной форме не позднее чем через пятнадцать дней с даты подачи заявления о предоставлении такого разрешения. Отказ органа опеки и попечительства в выдаче такого разрешения должен быть мотивирован. Предварительное разрешение, выданное органом опеки и попечительства, или отказ в выдаче такого разрешения могут быть оспорены в судебном порядке опекуном или попечителем, иными заинтересованными лицами, а также прокурором. При обнаружении факта заключения договора от имени подопечного без предварительного разрешения органа опеки и попечительства последний обязан незамедлительно обратиться от имени подопечного в суд с требованием о расторжении такого договора в соответствии с гражданским законодательством, за исключением случая, если такой договор заключен к выгоде подопечного. При расторжении такого договора имущество, принадлежавшее подопечному, подлежит возврату, а убытки, причиненные сторонам договора, подлежат возмещению опекуном или попечителем в размере и в порядке, которые установлены гражданским законодательством.

При рассмотрении обращений граждан с просьбой дать согласие на совершение сделки с имуществом несовершеннолетнего орган опеки и попечительства в первую очередь должен руководствоваться принципом наилучшего обеспечении прав ребенка, закрепленным Конвенцией ООН «О правах ребенка», Семейным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

Судам следует обратить внимание на то, что в письме Министерства образования РФ от 9 июня 1999 года N 244/26-5, указано, что совершение сделки по продаже жилых помещений производится с обязательным приобретением жилой площади на имя несовершеннолетнего, если он теряет при отчуждении имущества долю собственности.

В случае согласия органов опеки и попечительства с предполагаемой сделкой издается распоряжение органов опеки и попечительства.

В силу п. 1.8.5 указанного выше Административного регламента орган опеки и попечительства, выдавая разрешение на отчуждение жилого помещения, должен руководствоваться следующими принципами: подопечный не должен остаться без жилого помещения; подопечный должен сохранить свои имущественные права (право собственности либо право пользования жилым помещением, как член семьи собственника (нанимателя) жилого помещения); при отчуждении доли жилой площади, принадлежащей подопечному, в его собственность должно быть приобретено равноценное по размеру, стоимости, уровню благоустроенности и техническому состоянию жилое помещение (доля жилой площади).

Приведенные правовые нормы направлены на обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетних при отчуждении принадлежащего им имущества.

Постановление органа опеки и попечительства об отказе в выдаче разрешения на совершение сделки может быть оспорено в судебном порядке.

Всего судами Пермского края за указанный период рассмотрено 13 дел по заявлениям законных представителей и иных лиц об оспаривании отказа органов опеки и попечительства на выдачу разрешения на сделку с имуществом несовершеннолетних, в том числе 1 дело по заявлению ГКОУПК «Коррекционный детский дом № 10» в интересах несовершеннолетней И.

При рассмотрении указанной категории дел судам необходимо оценивать вступают ли конкретные действия родителей, как законных представителей несовершеннолетнего, в противоречие с интересами самого несовершеннолетнего и является ли в связи с этим обоснованным решение органа опеки и попечительства, отказавшего в даче разрешения на отчуждение принадлежащего несовершеннолетнему имущества.

Таким образом, критерием дачи органом опеки согласия на отчуждение имущества ребенка является соблюдение при совершении сделки прав несовершеннолетнего, и соблюдение закона.

Отказывая в удовлетворении требований П. о признании незаконным отказа Межрайонного территориального управления № 2 Министерства социального развития Пермского края в разрешении П. заключить договор дарения ¼ доли в праве собственности, на жилое помещение, принадлежащую его несовершеннолетней дочери, суд правильно сослался на то, что положения ст. 575 ГК РФ запрещают дарение от имени малолетних.

При оспаривании законными представителями несовершеннолетних отказов в разрешении на продажу имущества, принадлежащего подопечным, судам следует обратить внимание на возможность заключения мирового соглашения сторонами по указанной категории дел.

Заключение мировых соглашений по делам, рассматриваемым в порядке гл. 25 ГПК РФ, представляется невозможным, поскольку в них разрешается не спор о праве, а осуществляется судебная проверка законности деятельности соответствующих органов и лиц.

Так, определением Кизеловского городского суда Пермского края от 05 октября 2009 г. утверждено мировое соглашение между А. и администрацией муниципального района. По условиям мирового соглашения администрация отменила оспариваемое постановление, а А. отказалась от заявленных требований. Таким образом, фактически требования А. были удовлетворены судом без проверки законности оспариваемого постановления. Тогда как постановлением администрации было отказано в выдаче разрешения на отчуждение, принадлежащей несовершеннолетнему А. доли в праве собственности на жилое помещение – трехкомнатной квартиры, площадью 60 кв.м., поскольку дом, приобретенный в собственность несовершеннолетнему, взамен отчуждаемого жилого помещения имел износ 59 %. Кроме того, администрацией Кизеловского района при отказе в выдаче разрешения на сделку учитывался акт обследования дома и то обстоятельство, что он не является благоустроенным.

Соответствие оспариваемого постановления закону судом проверено не было, и не устанавливалось будут ли ущемлены права несовершеннолетнего в результате совершаемой сделки.

Как следует из анализа данной категории дел, основной причиной отказа в выдаче разрешения на совершение сделки с имуществом, принадлежащим несовершеннолетнему лицу, являлась высокая степень износа, приобретаемого жилья, уменьшение размера площади, принадлежащего имущества, а также не указание иного жилья, которое будет приобретено несовершеннолетнему в собственность взамен отчуждаемого.

Представители органа опеки и попечительства принимали участие в судебных заседаниях при рассмотрении дел данной категории, за исключением двух дел, в которые вместе с тем представлен отзыв на заявление с изложением позиции по делу.

По результатам, проведенного анализа судебной практики выявлено несколько категорий дел о признании сделки недействительной, в связи с нарушением имущественных прав несовершеннолетних.

1. Дела, когда несовершеннолетние не являются собственниками жилых помещений, а имеют право пользования им.

Согласно п. 4 ст. 292 ГК РФ отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника, если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

Пункт 4 статьи 292 ГК РФ Постановлением Конституционного Суда РФ от 08.06.2010 N 13-П признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование — по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка — вопреки установленным законом обязанностям родителей — нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

Обосновывая свою позицию в этой части, Конституционный Суд РФ указал, что по смыслу статей 17 (часть 3), 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 35 (часть 2), при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает его несовершеннолетний ребенок, должен соблюдаться баланс их прав и законных интересов. Это, однако, не означает, что при определенном стечении жизненных обстоятельств жилищные условия ребенка в принципе не могут быть ухудшены, если родители предпринимают все необходимые меры к тому, чтобы минимизировать неизбежное ухудшение, в том числе обеспечив ребенку возможность пользования другим жилым помещением. Нарушен или не нарушен баланс их прав и законных интересов — при наличии спора о праве — в конечном счете, по смыслу статей 46 и 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 38 (часть 2) и 40 (часть 1), должен решать суд.

Исходя из приведенной позиции Конституционного Суда РФ, безусловным основанием для признания сделки купли-продажи квартиры недействительной, может являться не отсутствие согласия органа опеки и попечительства, а нарушение жилищных прав ребенка.

Так к примеру, судом по делу установлено, что на денежные средства, полученные от продажи квартиры, расположенной по адресу: Г. для проживания сына Г., по договору купли-продажи от 02.12.2010 г. за 400 тыс. руб. приобретена жилая комната в трехкомнатной коммунальной благоустроенной квартире общей площадью 9,6 кв. м., в том числе жилой 9,6 кв. м., по адресу: . В суде Г. с исковыми требования В. о выселении Г. и Г. в данную комнату согласился, поскольку не оспаривает наличие у них права пользования указанным жилым помещением.

Таким образом, Г. приняты меры о защите прав и законных интересов несовершеннолетнего Г., в том числе и право на жилище.

По делу по иску М. в интересах несовершеннолетнего С. к С. о признании сделки недействительной установлено, что в 2003 году после расторжения брака между родителями несовершеннолетний выехал из спорной квартиры в г. Санкт-Петербург вместе с матерью, сохраняет в спорном жилом помещении только регистрацию, фактически в нем не проживает с 2003 года. Отсутствие между С. и М. спора о месте жительства их несовершеннолетнего сына С. свидетельствует о том, что между ними состоялось устное соглашение о том, что местом жительства ребенка является место жительства его матери. Мать ребенка — М. с 30.10.2008 года проживает и зарегистрирована постоянно по адресу: . По этому же адресу зарегистрирован по месту пребывания и несовершеннолетний С.

Следовательно, какие-либо права и интересы несовершеннолетнего С. сделкой купли-продажи от 08.12.2009 года, заключенной между С.. и У., по условиям которой С. продал У. принадлежащую ему на праве собственности квартиру по ул. , не нарушены, т.к. его жилищные условия не ухудшены, и жилого помещения он не был лишен, поскольку местом его жительства является место жительства матери.

М. обратилась в суд с иском в интересах несовершеннолетнего ребенка, о признании договора купли продажи квартиры мнимой сделкой. Впоследствии изменила исковые требования, просила признать договор купли продажи квартиры недействительной /ничтожной/сделкой. Требования мотивировала тем, что с ответчиком с июня 2002 г стали проживать совместно. 13 августа 2003 г . ответчик приобрел квартиру, где они проживали совместно и вели общее хозяйство. 11 марта 2005 г. между ними был заключен брак. 5 августа 2005 г у них родилась дочь, которая была прописана в указанной квартире. 2 февраля 2010 г. М. продал квартиру своей сожительнице К., оставив тем самым своего несовершеннолетнего ребенка без жилья, чем нарушил его права. В силу Конституции РФ, родители не вправе при отчуждении принадлежащего им на праве собственности жилого помещения произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия несовершеннолетних детей и их действия не должны приводить к лишению детей жилища.

С учетом разъяснений, данных Конституционным судом РФ, юридически значимым обстоятельством при разрешении иска, касающегося законности сделки с недвижимым имуществом, в котором проживает несовершеннолетний, будет являться установление нарушения или соблюдения прав ребенка.

2. Дела, связанные с соблюдением прав несовершеннолетних при совершении сделок с принадлежащим им на праве собственности недвижимым имуществом.

Согласно положениям ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Статья 172 указывает в качестве основания недействительности сделки — совершение ее несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет.

Перечень сделок, которые вправе совершать, лица в возрасте от 6 до 14 лет приведен в пункте 2 статьи 28 ГК РФ. Исключение из этого перечня составляют сделки, для которых предусмотрена нотариальная форма или государственная регистрация. Сделки с недвижимостью, требующие государственной регистрации в установленном законом порядке, за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны. К сделкам законных представителей несовершеннолетнего с его имуществом применяются правила пункта 2 и 3 статьи 37 ГК РФ.

Согласно ст. 175 ГК РФ сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со статьей 26 ГК РФ, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя.

Поскольку сделки несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет относятся к числу оспоримых, то суд вправе признать их действительными полностью или частично (ст. 180 ГК РФ). Основанием вынесения такого судебного решения может быть по аналогии с правилом п. 2 ст. 172 ГК РФ если она совершена к выгоде несовершеннолетнего.

Дела о признании недействительными сделок с недвижимым имуществом, совершенных несовершеннолетними в возрасте до 14 лет и от 14 до 18 лет на изучение не поступали.

Всего судами Пермского края рассмотрено 24 дела по искам о признании сделки недействительной, договора купли- продажи не заключенным, из них по заявлению органов опеки и попечительства – 1 дело о признании договора приватизации недействительным; по заявлению прокурора – 5 дел.

Судами рассматривались дела о признании сделок недействительными по основаниям: в связи с непригодностью жилого помещения, переданного в собственность несовершеннолетнего по договору приватизации; неполучения денежных средств за отчужденное имущество; в связи с определением долей в праве собственности на имущество, ущемляющим права несовершеннолетнего; в связи с притворностью сделки; в связи с нарушением прав собственника жилого помещения в многоквартирном доме, созданием сквозного проезда; неисполнением условий о приобретение жилья в собственность несовершеннолетнего взамен отчуждаемого; в связи с предоставлением фальсифицированного разрешения органа опеки и попечительства на совершение сделки.

Из указанного количества дел наиболее часто рассматриваемыми являются дела, связанные с признанием недействительными договора безвозмездной передачи помещений в собственность граждан при невключении несовершеннолетних в число собственников жилых помещений. Данные иски чаще всего заявляются лицами, чьи права были нарушены, либо одним из родителей, когда возникает вопрос о разделе имущества, либо о его наследовании.

Обращает на себя внимание наличие дел, когда родители при оформлении договоров займа, заключают договоры купли-продажи жилья.

При решении вопроса о признании сделки ничтожной на основании ст. 168 ГК РФ судом должно быть установлено, каким требованиям конкретных законов или иных правовых актов не соответствует сделка. Ухудшение в результате продажи квартиры жилищных условий проживавшего в ней несовершеннолетнего само по себе не является основанием для признания соответствующей сделки недействительной (Определение ВС РФ от 17.01.2006 N 5-В05-106).

Так, удовлетворяя требования прокурора о признании договора безвозмездной передачи в собственность квартиры недействительным, суд правомерно исходил из того, что несовершеннолетний имел право пользования спорным жилым помещением, оно было за ним закреплено постановлением главы администрации, то обстоятельство, что несовершеннолетний на момент приватизации проживал с опекуном по его месту жительства, не может привести к умалению его прав на включение в число собственников жилого помещения.

Особое внимание на себя обращает то, обстоятельство, что часть дел связана с недобросовестными или вынужденными действиями родителей или опекунов.

Суд счел, что поскольку сделка купли-продажи принадлежащей несовершеннолетнему А. доли в праве собственности на квартиру произведена с нарушением ст.37 ГК РФ без предварительного согласия органа опеки и попечительства, то в силу статей 168, 166,167 ГК РФ такая сделка является недействительной и каждая из сторон должна возвратить другой все полученное по сделке.

Вместе с тем, следует отметить, что в настоящем деле согласие органа опеки и попечительства к моменту совершения сделки имелось, то есть формально требования закона были соблюдены, в связи с чем оснований для признания сделки недействительной у суда не имелось.

Права несовершеннолетнего, лишенного в результате неправомерных действий родителей, опекунов, попечителей — права собственности на недвижимое имущество могут быть восстановлены путем признания за ним права собственности в новом жилье, приобретенном его законными представителями без учета доли несовершеннолетнего.

Разрешая требования прокурора Оханского района о признании договора купли-продажи недействительным в части, в связи с неисполнением условия разрешения органа опеки и попечительства на сделку о приобретении в собственность несовершеннолетнего иного имущества, суд установил, что Постановлением за № 4511 С. разрешено отчуждение 1/5 доли квартиры принадлежащие на праве собственности несовершеннолетнему Н. с одновременным приобретением для него доли в праве собственности на другое жилое помещение и включении данного обязательства в договор купли-продажи отчуждаемого жилого помещения. Указанное условие не было исполнено, несовершеннолетний не включен в число собственников приобретенного жилого помещения. Установив указанные обстоятельства, суд пришел в правомерному выводу о нарушении прав несовершеннолетнего и признал за ним долю в праве собственности на новое жилое помещение (Оханский районный суд дело № 2-70/11).

Это интересно:  Акт обследования системы отопления образец 2019 год

Разрешая дела указанной категории, судам следует учитывать, что в результате совершенных сделок, не должны ухудшаться права несовершеннолетнего, и доля в праве собственности на новое жилое помещение не должна быть по своему объему меньше принадлежащей ему ранее.

Орган по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних лиц в г. Перми обратился в суд с иском к В., Администрации Свердловского района г. Перми, Управлению Федеральной регистрационной службы по Пермскому краю о признании несовершеннолетнего С. не утратившим право пользования жилым помещением; признании недействительным договора о безвозмездной передаче указанного жилого помещения в собственность В. с возвращением сторон в первоначальное положение; признании недействительной государственную регистрацию права собственности за В.

Заявленные требования мотивированы тем, что несовершеннолетний С., имел право пользования жилым помещением, был снят с регистрационного учета по указанному адресу без согласия органа опеки и попечительства. После снятия ребенка с регистрационного учета его дедушкой В. была произведена приватизация указанной квартиры без участия несовершеннолетнего, чем были нарушены его имущественные права. С. был зарегистрирован по месту жительства своего опекуна О. В. 10.04.2007 года продал спорную квартиру А.

Проанализировав положения ст. 37 ГК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что снятие несовершеннолетнего с регистрационного учета возможно только с предварительного согласия органа опеки и попечительства, поскольку указанное действие влечет за собой уменьшение принадлежащих несовершеннолетнему жилищных прав.

Необходимо обратить внимание судов на то, что согласно Конституции Российской Федерации политика Российской Федерации как социального государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, в том числе путем государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства (статья 7); при этом материнство и детство, семья находятся под защитой государства,

согласно Декларации прав ребенка (принята Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 года) ребенок ввиду его физической и умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года) обязывает подписавшие ее государства обеспечивать детям такую защиту и заботу, которые необходимы для их благополучия (пункт 2 статьи 3), принимать все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных в Конвенции (статья 4), признавать право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (пункт 1 статьи 27).

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации, регулирование прав на жилое помещение, в том числе при переходе права собственности на жилое помещение, должно осуществляться на основе баланса прав и охраняемых законом интересов всех участников соответствующих правоотношений; в тех случаях, когда имущественные права на спорную вещь имеют другие, помимо собственника, лица, этим лицам также должна быть гарантирована государственная защита их прав; при этом гарантии прав членов семьи собственника жилого помещения должны рассматриваться в общей системе действующего правового регулирования как получающие защиту наряду с конституционным правом собственности; признание приоритета прав собственника жилого помещения либо проживающих в этом помещении нанимателей, как и обеспечение взаимного учета их интересов зависят от установления и исследования фактических обстоятельств конкретного спора, т.е. не исключается необходимость учета особенностей конкретных жизненных ситуаций при разрешении соответствующих гражданских дел (Постановление от 21 апреля 2003 года N 6-П, Определение от 3 ноября 2006 года N 455-О).

Таким образом, права несовершеннолетних, в том числе на недвижимое имущество находятся под особой правовой защитой.

Верховный суд РФ указал, что сделки с жильем, нарушающие права детей, являются недействительными

15 октября 2013 года Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации вынесла определение по делу № 5-КГ13-88, которым отменила решение суда Бутырского районного суда г. Москвы от 18 сентября 2012 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2012 года; дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Вынесенное решение важно для правоприменительной практики и изложенная в нем позиция, должна учитываться как судами, рассматривающими аналогичные дела, так и органами Росреестра, осуществляющими регистрацию прав собственности на надвижимость.

Судебная коллегия Верховного суда, вынося указанное определение, встала на сторону гражданки Копыловой М.В., действующая в своих интересах и в интересах своих несовершеннолетних детей.

Копылова М.В. обратилась в суд с иском к бывшему мужу, который подарил постороннему человеку свою долю в их общей квартире. Спорная квартира была совместно нажитым имуществом супругов и была разделена после расторжения брака по ½ доли каждому. Впоследствии Копылова М.В. подарила 1/3 своей доли в квартире (то есть 1/6 в праве собственности на квартиру) своей дочери. Заявительница вместе с дочерью и сыном проживают в данной квартире, иного жилья у нее и детей нет. Бывший супруг в квартире с 2005 года не проживал. В 2012 году бывший муж заявительницы подарил свою долю. Согласие органов опеки на данную сделку получено не было. Копылова М.В., обращаясь в суд с требованием признать договор дарения недействительным, указывала, что данная сделка нарушает права несовершеннолетних детей и совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности.

Стоит указать, что на нашем сайте мы рассказывали о таком способе нарушения прав собственников, когда под видом договора дарения фактически продается квартира (ее часть) с целью обойти обязательное требование закона — сначала предложить купить долю в жилье иным сособственникам. Также мы ранее рассказывали об оспаривание сделки продажи квартиры, которая противоречит основам нравственности и правопорядка.

Возвращаясь к делу, рассмотренному Верховным судом РФ, стоит указать, что суд первой инстанции отказал Копыловой М.В. в ее иске. Суд решил, что ответчик никак не ущемил права своих детей; дети мол, «не относятся к категории лиц, оставшихся без попечения родителей», поэтому продавать свою долю отец мог, не спрашивая разрешения ни у кого, даже у органов опеки. Апелляционная инстанция оставила решение суда в силе.

Верховный суд РФ, рассматривая жалобу Копыловой М.В., не согласившийся с решениями районной и городской инстанций, указал, что нижестоящие суды нарушили нормы материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав.

Ст. 168 Гражданского кодекса РФ указывает, что сделка, не соответствующая требованиям закона, — ничтожна.

Ст. 169 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что сделка, совершенная с целью заведомо противной основам правопорядка или нравственности, — также ничтожна.

П. 4 ст. 292 Гражданского кодекса РФ устанавливает правило о том, что отчуждение жилого помещения, где проживают дети, надо проводить только с согласия органов опеки.

Постановление Конституционного Суда РФ от 08 июня 2010 года № 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой» признало п. 4 ст. 292 ГК РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее ст. 38 (ч. 2), 40 (ч. 1), 46 (ч. 1) и 55 (ч.2 и 3), в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование — по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка — вопреки установленным законом обязанностям родителей — нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.

Конституционный Суд РФ в абз. 1 п. 3 Постановления от 08 июня 2010 года № 13-П указал на то, что забота о детях, их воспитание как обязанность родителей, по смыслу ч. 2 ст. 38 Конституции Российской Федерации, предполагают, что ущемление прав ребенка, создание ему немотивированного жизненного дискомфорта несовместимы с самой природой отношений, исторически сложившихся и обеспечивающих выживание и развитие человека как биологического вида.

В силу ч. 2 ст. 38 и ч. 1 ст. 40 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее ч. 3 ст. 17, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, родители при отчуждении принадлежащего им на праве собственности жилого помещения не вправе произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия проживающих совместно с ними несовершеннолетних детей, и, во всяком случае, их действия не должны приводить к лишению детей жилища. Иное означало бы невыполнение родителями — вопреки предписанию ч. 2 ст. 38 Конституции Российской Федерации — их конституционных обязанностей и приводило бы в нарушение ч.ч. 2 и 3 ст. 55 и ч. 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации к умалению и недопустимому ограничению права детей на жилище, гарантированного ч. 1 ст. 40 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее ч. 2 ст. 38.

По смыслу ч. 3 ст. 17, ч. 2 ст. 38 и ч. 1 ст. 40 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее ч. 2 ст. 35, при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает его несовершеннолетний ребенок, должен соблюдаться баланс их прав и законных интересов. Нарушен или не нарушен баланс прав и законных интересов при наличии спора о праве, в конечном счете, по смыслу ст. 46 и ч. 1 ст. 118 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее ч. 2 ст. 38 и ч. 1 ст. 40, должен решать суд, который правомочен, в том числе с помощью гражданско-правовых компенсаторных или правовосстановительных механизмов, понудить родителя — собственника жилого помещения к надлежащему исполнению своих обязанностей, связанных с обеспечением несовершеннолетних детей жилищем, и тем самым к восстановлению их нарушенных прав или законных интересов (абз. 3 п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 08 июня 2010 года № 13-П). Согласно п. 1 ст. 63 СК РФ родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Защита прав и интересов детей возлагается на их родителей (п. 1 ст. 64 СК РФ). В соответствии с п. 1 ст. 65 СК РФ обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. В силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. С учетом приведенных требований материального закона и правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда РФ от 08 июня 2010 года № 13-П, по данному делу юридически значимым для правильного разрешения исковых требований являлось выяснение вопроса о соблюдении отцом детей при совершении сделки по отчуждению доли в праве собственности на жилое помещение жилищных и иных прав несовершеннолетних детей, зарегистрированных и постоянно проживающих в спорном жилом помещении.

Однако, суд вопрос о соблюдении бывшим мужем Копыловой М.В. жилищных и иных прав несовершеннолетних детей при совершении им сделки по отчуждению принадлежащей ему доли в праве собственности на жилое помещение (договора дарения) в пользу иного лица применительно к настоящему делу, исходя из положений Семейного кодекса РФ и правовых позиций Конституционного Суда РФ, не выяснял, ограничившись в решении общей ссылкой на то, что отец родительских прав в отношении несовершеннолетних детей не лишен и после заключения договора дарения право пользования жилым помещением у детей сохранено, а жилищные права несовершеннолетних не могут являться предметом договора дарения.

Судом при разрешении дела нарушены требования процессуального закона к исследованию и оценке доказательств, в частности, предусмотренные ч.ч. 1 и 4 ст. 67 ГПК РФ.

Обратившись в суд с требованием о признании договора дарения доли квартиры недействительным, Копылова М.В. в обоснование иска указывала на то, что в спорной квартире ответчик не проживает с 2005 года, воспитанием детей не занимается, уклоняется от защиты их прав и законных интересов. В нарушение установленной законом обязанности заботиться о детях, в том числе об их достойном и максимально комфортном проживании в жилом помещении, он заключил безвозмездный договор отчуждения своей доли постороннему лицу, не члену семьи, вынуждая, тем самым, разнополых детей поселиться в одной комнате вместе с матерью, фактически принуждая детей соседствовать в одной квартире с посторонними людьми и создавая для детей жизненный дискомфорт. П., полагала истец, действовал намеренно с целью лишить детей возможности пользоваться обеими комнатами квартиры в силу нежелания выполнять свой родительский долг.

В подтверждение оснований иска заявитель представила в суд ряд доказательств.

Таким образом, суд, по сути, уклонился от осуществления правосудия по данному гражданскому делу, мотивируя отказ в удовлетворении исковых требований Копыловой М.В. о признании договора дарения доли квартиры недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ, положениями ст. 209 ГК РФ о правомочиях собственника, подразумевая, что отец несовершеннолетних детей как собственник 1/2 доли в праве собственности на спорную квартиру мог распорядиться ею по собственному усмотрению, в частности подарить иному лицу. Тем самым, суд фактически освободил ответчика от выполнения обязанностей родителя по созданию нормальных жилищных и иных условий для своих детей, возложив данную обязанность лишь на мать несовершеннолетних, чем также допустил нарушение норм ст. 61 СК РФ, согласно которой родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей.

В обоснование иска Копылова М.В. ссылалась не только на нормы ст. 168 ГК РФ, но и на нормы ст. 169 ГК РФ о недействительности сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

К таким сделкам можно отнести, в частности, сделки, нарушающие основополагающие принципы российского правопорядка, определенные в Конституции Российской Федерации.

Согласно ч.ч. 1 и 2 ст. 38 Конституции Российской Федерации материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей.

Удовлетворяя жалобу Копыловой М.В., суд отменил все предыдущие решения и велел пересмотреть дело с учетом своих разъяснений.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ “Обзор практики рассмотрения судами дел по заявлениям прокуроров в защиту жилищных прав несовершеннолетних детей, подпадающих под категорию лиц, которые имеют право на дополнительную социальную защиту в соответствии со ст. 1 Федерального закона “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ ПО ЗАЯВЛЕНИЯМ

ПРОКУРОРОВ В ЗАЩИТУ ЖИЛИЩНЫХ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ,

ПОДПАДАЮЩИХ ПОД КАТЕГОРИЮ ЛИЦ, КОТОРЫЕ ИМЕЮТ ПРАВО

НА ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ СОЦИАЛЬНУЮ ЗАЩИТУ В СООТВЕТСТВИИ СО СТ. 1

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА “О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ

ПО СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКЕ ДЕТЕЙ-СИРОТ И ДЕТЕЙ,

ОСТАВШИХСЯ БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ“

Верховным Судом РФ совместно с верховными судами республик, краевыми, областными судами, судом автономного округа, Московским и Санкт-Петербургским городскими судами проведено обобщение практики рассмотрения за период с 2004 по 2006 годы дел по заявлениям прокуроров в защиту жилищных прав несовершеннолетних детей, подпадающих под категорию лиц, которые имеют право на дополнительную социальную защиту в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“ (в ред. от 22 августа 2004 г.).

Статьей 1 указанного Закона к детям-сиротам отнесены лица в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель, а к детям, оставшимся без попечения родителей, — лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей в связи с отсутствием родителей или лишением их родительских прав, ограничением их в родительских правах, признанием родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными), находящимися в лечебных учреждениях, объявлением их умершими, отбыванием ими наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, нахождением в местах содержания под стражей, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений; уклонением родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, отказом родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений и в иных случаях признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке.

Конституция Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, а также дополняющие их иные нормативные акты подробно регламентируют жилищные отношения с участием несовершеннолетних лиц, предусматривая не только соответствующие жилищные права указанных лиц, но и меры их непосредственной защиты, а также порядок восстановления прав этих лиц по владению, пользованию, распоряжению жилыми помещениями.

Федеральным законом “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“ установлены дополнительные гарантии прав названных в ст. 1 этого Закона детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе в жилищных отношениях.

В соответствии с п. 1 ст. 8 названного Федерального закона дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), имевшие закрепленное жилое помещение, сохраняют на него право на весь период пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания населения, а также в учреждениях всех видов профессионального образования независимо от форм собственности, на период службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Дополнительные гарантии прав этой категории детей на имущество и жилое помещение устанавливаются законодательством субъектов Российской Федерации и относятся к их расходным обязательствам.

В силу ст. 10 Федерального закона “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“ за защитой своих прав дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а равно их законные представители, опекуны (попечители), органы опеки и попечительства и прокурор вправе обратиться в установленном порядке в соответствующие суды Российской Федерации.

Право прокурора на обращение в суд с заявлением предусмотрено и ст. 45 ГПК РФ.

Обобщение судебной практики показало, что прокуроры, обращаясь в суд в порядке ст. 45 ГПК РФ с заявлениями в защиту жилищных прав несовершеннолетних детей вышеуказанной категории, исходили из положений ст. 10 Федерального закона “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“, а также из того, что лица, в защиту жилищных прав которых они выступают, являются детьми-сиротами или детьми, оставшимися без попечения родителей, находятся в тяжелом материальном положении, социально не защищены, что затрудняет их самостоятельное обращение в суд.

Гражданские дела по заявлениям прокуроров

о внеочередном обеспечении жилой площадью

детей-сирот и детей, оставшихся

без попечения родителей

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

При этом в силу абз. 2 п. 1 ст. 8 Федерального закона “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“ дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Вместе с тем согласно ч. 3 ст. 57 ЖК РФ гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления. Решения о предоставлении жилых помещений по договорам социального найма выдаются или направляются гражданам, в отношении которых данные решения приняты, не позднее чем через три рабочих дня со дня принятия названных решений. Такие решения служат основанием заключения договора социального найма.

Судебная практика показала, что предписания ст. ст. 5 и 8 Федерального закона “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“ о финансовом обеспечении дополнительных гарантий по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, о дополнительных гарантиях прав этих детей на имущество и жилое помещение органами исполнительной власти не всегда соблюдаются, что и вынуждает прокуроров обращаться с заявлениями в защиту жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (о предоставлении вне очереди жилого помещения по договору социального найма), а несогласованность норм ст. 8 упомянутого Федерального закона и ст. 57 ЖК РФ привела к сложностям в определении ответчика по данным делам.

В большинстве случаев прокуроры обращались с заявлениями о предоставлении этим детям жилых помещений по договорам социального найма к органам местного самоуправления. Ответчики, возражая против заявленных требований, ссылались на то, что указанная категория лиц должна обеспечиваться жильем органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления, но за счет средств субъекта Российской Федерации.

Правильной является позиция судов, которые, разрешая дела названной категории, обоснованно не соглашались с доводами органов местного самоуправления (ответчиков по делу) и удовлетворяли требования прокуроров о предоставлении вне очереди по договору социального найма жилых помещений детям-сиротам или детям, оставшимся без попечения родителей, по месту их жительства.

Так, Орджоникидзевский районный суд Республики Хакасия по заявлению прокурора Орджоникидзевского района в интересах несовершеннолетней Ч. о предоставлении жилья возложил на администрацию муниципального образования “Орджоникидзевский район“ обязанность предоставить Ч. расположенное в пос. Копьево Орджоникидзевского района Республики Хакасия жилое помещение площадью не ниже установленных социальных норм, благоустроенное, применительно к данному населенному пункту, отвечающее санитарным и техническим требованиям. Не согласившись с этим решением суда, ответчик его обжаловал. Суд кассационной инстанции оставил названное решение без изменения, поскольку пришел к выводу о том, что предоставление Ч. жилого помещения является обязанностью муниципального образования и не противоречит положениям ст. ст. 5 и 8 Федерального закона “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“ об отнесении расходов по предоставлению жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, к расходным обязательствам субъекта Российской Федерации.

Вместе с тем при рассмотрении данной категории дел необходимо учитывать, что в случае принятия субъектом Российской Федерации нормативных актов, устанавливающих порядок предоставления жилого помещения детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации, суд при определении надлежащего ответчика должен руководствоваться этими нормативными актами (ст. 5 и абз. 2 п. 1 ст. 8 Федерального закона “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“).

Например, Кемеровский районный суд Кемеровской области при рассмотрении 30 мая 2005 г. дела по заявлению прокурора Кемеровского района, поданного в интересах Н., оставшегося без попечения родителей, к администрации Кемеровского района о предоставлении жилого помещения при определении надлежащего ответчика руководствовался Законом Кемеровской области от 26 марта 2001 г. N 28-ОЗ “О защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“. В ч. 2 ст. 1 и ст. 3 данного Закона области детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, не имеющим закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в соответствующих учреждениях жилое помещение предоставляется однократно вне очереди органами местного самоуправления. Расходы на реализацию мер по обеспечению этих детей жилым помещением производятся за счет местных бюджетов с последующей компенсацией из областного бюджета. Аналогично вопросы предоставления жилого помещения детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, решаются в Законе Амурской области от 11 апреля 2005 г. N 472-ОЗ (в ред. от 30 марта 2007 г.) и Законе Республики Саха (Якутия) от 31 марта 2005 г. 225-З N 457-III (в ред. от 26 апреля 2007 г.).

Законодательством г. Москвы предусмотрено, что после принятия решения Городской межведомственной комиссией по решению жилищных вопросов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа о предоставлении жилого помещения Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы осуществляет подбор жилых помещений по заявленному набору квартир и передает их распоряжением на код государственного унитарного предприятия “Моссоцгарантия“. Распоряжение, подписанное руководителем Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы о включении жилого помещения в специализированный жилищный фонд г. Москвы и о его предоставлении, является основанием для предоставления жилого помещения и заключения договора (Закон г. Москвы от 30 ноября 2005 г. N 61 “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в городе Москве“, Положение об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, утвержденное постановлением правительства г. Москвы от 2 октября 2007 г. N 854-ПП).

В судебной практике имели место случаи, когда по делам по заявлениям прокуроров в защиту жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, к органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации об обеспечении таких детей по месту жительства вне очереди жилой площадью, не ниже установленных социальных норм, ответчики просили суд отказать в удовлетворении заявлений прокуроров, поскольку это, по их мнению, могло привести к нарушению прав других очередников, относящихся к указанной категории лиц.

Большинство судов, рассматривая дела данной категории, правильно исходили из буквального понимания требований ст. 57 ЖК РФ и ст. 8 Федерального закона “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей“, предусматривающих предоставление вне очереди жилых помещений по договорам социального найма, и приходили к выводу о том, что разрешение требований о предоставлении детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, жилой площади во внеочередном порядке не ставится законом в зависимость от наличия или отсутствия других лиц, обладающих аналогичным правом.

Однако в практике судов имелись случаи, когда ответчики, не признавая заявление прокурора в защиту жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, указывали на отсутствие у них свободного жилья, а также на то, что строительство нового жилищного фонда не ведется, денежных средств на приобретение жилых помещений нет, в связи с чем не имеется возможности предоставить этим детям жилое помещение, отвечающее требованиям законодательства.

Поэтому правильной является позиция тех судов, которые, удовлетворяя заявления прокуроров в защиту жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в своих решениях о предоставлении жилого помещения по договору социального найма исходили из того, что обеспечение вне очереди жилым помещением этих детей не может быть поставлено в зависимость от каких-либо условий, а вышеприведенные доводы ответчиков признавались не основанными на законе.

Дела по заявлениям прокуроров о восстановлении

нарушенного права пользования жилым помещением

детей-сирот и детей, оставшихся без попечения

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector