+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Жизнь многодетной семьи в деревне 2019 год

Видео Как я все успеваю Деревенская жизнь многодетной семьи канала Домашнее Хозяйство

Многодетная семья Владимировых переехала в деревню из Петербурга

«У меня пятеро детей, и я теперь точно знаю, что могу все!» – этот статус закреплен на страничке в соцсети бывшей петербурженки, сменившей лоск культурной столицы на семейное счастье в деревне.

Яна и Константин Владимировы вместе уже 14 лет. С пятью своими детьми – 12-летней Юлей, 10-летней Ульяной, 7-летней Аленой, 4-летней Александрой и маленьким Спиридоном, которому всего чуть больше года – они живут в поселке Демянск Новгородской области, неподалеку от Селигера. Несмотря на то, что этой зимой поблизости осталось всего три жилых дома, Владимировых это ничуть не смущает. И даже в Петербург, откуда они уехали несколько лет назад, совсем не тянет – разве что в гости к бабушке.

«Сначала был шок»

Первым толчком к резким переменам в жизни стала обычная поездка на дачу, вспоминают многодетные родители. Сейчас семья из семи человек живет в небольшом одноэтажном доме, который был куплен несколько лет назад.

«В городе мы теснились со свекровью и родственниками мужа. А тут свой дом, красивая природа, свобода! Отказаться от удобств было несложно. Воду мы провели. Разве что теплого туалета нет. Зато баню ни один городской душ не заменит!», – говорит Яна.

Отчасти именно появление собственного жилья вдохновило Владимировых на многодетность.

«Я всегда была уверена, что детей больше двух не бывает. А потом мы купили дом в деревне, и появилась третья дочка, Алена, – рассказывает Яна. – Сначала, когда только забеременела, была в состоянии шока, очень переживала. Успокоиться помогло общение с местным батюшкой, который порадовался за нас и благословил. А переехав в Демянск окончательно, мы познакомились с другими многодетными семьями, и это придало еще больше смелости. Так что остальные дети родились уже осознанно».

«Стресс, по которому скучаешь»

Разумеется, жизнь в деревне простой не назовешь, признают Владимировы. Справляться с повседневными сложностями, по их словам, помогают дисциплина и взаимовыручка. Дети, к примеру, вместе с мамой следят за хозяйством – ухаживают за огородом, кормят кур, гусей и овец и даже умеют доить коз.

По словам Яны, дети для нее – самое важное и сложное, но и о себе они с мужем стараются не забывать. В поисках равновесия между собственными желаниями и ежедневными заботами Владимировым удалось превратить свои увлечения в работу. Константин – фотограф, а Яна – дизайнер. Сейчас у них есть свое общее дело, которое приносит небольшой, но доход. В списке заказчиков немало детских учреждений, которые просят снимать различные праздники и делать красивые фотоальбомы на память для других семей.

«Отказываться от каких-то вещей, действительно, приходится. Думаю, если бы я вложила столько же сил в какое-то другое дело, то непременно добилась бы больших результатов. Впрочем, психологически остро ощущаешь это только тогда, когда появляется первый ребенок. Потом становится чуть тяжелее физически, но старшие дети всегда выручают – присматривают за младшими, помогают с уборкой, – говорит многодетная мама. – Да, дети – это постоянный стресс, примерно, как у редактора сдача номера. Но когда их нет рядом, скучаю безумно!»

«Образование лучше, чем в мегаполисе»

Вопреки предрассудкам о том, что жизнь в глубинке порождает проблемы с образованием и лечением, родители отмечают, что, на самом деле, получается даже лучше, чем в городе.

«Что касается школы – в классе по три человека, то есть образование почти индивидуальное. А благодаря любви и вниманию со стороны местных учителей, успехи у детей значительно выше. Примерно то же самое с садиком – в группе 12 человек, трое из них – наши. По уровню заботы – как к бабушкам их отдаешь», – рассказывает Яна.

Добираться до образовательных учреждений, а потом обратно несложно – для этого по деревням курсирует специальный школьный автобус, запущенный в регионе по поручению президента РФ Владимира Путина.

Больницы в поселке тоже есть. Правда, обращаться туда часто не приходится – учитывая жизнь на свежем воздухе и натуральных продуктах, болеют здесь значительно реже.

«Большой соблазн»

Детям, знающим город только по периодическим визитам к бабушке, жизнь в мегаполисе кажется довольно заманчивой. По словам Яны, старшие хотят переехать и жить в Петербург. При этом она с улыбкой добавляет: «Это они еще в городскую школу не ходили».

Больше всего привлекает детей наличие у бабушки телевизора, от которого Владимировы сознательно отказались. Свойственна ребятам и привычная для их городских сверстников тяга к различным гаджетам.

«Телефоны – это очень большой соблазн! Мы даже сделали расписание, кто за кем в Интернете сидит. В этом смысле хорошо, что детей у нас много», – говорят родители.

Впрочем, близость природы помогает минимизировать зависимость от гаджетов. В свободное время дети обычно играют во дворе, катаются на велосипедах, строят что-нибудь или читают. А еще – любят ездить в гости к другим многодетным семьям.

«Хочется поблагодарить»

Кроме удобных автобусов государство помогает различными льготами. Правда, их семья получает по прописке – в Петербурге. Согласно статье 18 Социального кодекса РФ многодетным семьям в России положены, к примеру, ежемесячные денежные пособия и ежегодная компенсация затрат на образование.

Проживающим в собственном доме обычно компенсируют затраты на закупку топлива и водоснабжение. Размер льготы зависит от количества детей в семье. Если их больше трех, скидка составит 30%, а тем, кто воспитывает больше восьми – 50%.

Кроме того, большие семьи могут рассчитывать на скидки при покупке железнодорожных билетов, а если детей больше семи – государство покрывает и расходы на приобретение собственного транспортного средства. Приятный бонус – льготное питание в школах, а также путевки для отдыха и оздоровления детей, которые можно получить при желании.

По словам Владимировых, значительную поддержку оказывают и различные благотворительные организации, ориентированные на помощь многодетным.

«Хочется выразить большую признательность волонтерам Екатерине Порфировой и Анне Жариковой. Они очень помогли на первых порах, пока мы устраивались на новом месте, и сейчас продолжают нас курировать», – рассказывает Яна.

Жизнь в деревне VS жизнь в городе

Родители Яны и Константина поначалу не поддержали решения о переезде в деревню и ждали, что они скоро вернутся. Но, несмотря на трудности, возвращаться им не хочется до сих пор.

«Думаете, мы что-то потеряли, уехав в деревню? Нет. Потеряли, мне кажется, те, кто купил квартиру в «муравейнике» где-нибудь на Парнасе (район на окраине Петербурга, – ред.). У нас свой дом, мы едим свежее мясо, свежие овощи, ягоды, пьем парное молоко. Сколько стоит так питаться в городе? Индивидуальное обучение, опять же, в какую сумму обойдется в Петербурге? А группа до 10 человек в детском садике? На своем участке я делаю все по собственному желанию: хочу – грядку, хочу – альпийскую горку. Могу отправить детей на улицу без опаски, что их кто-нибудь украдет», – говорит Яна.

Основной аргумент, которым бравируют люди, говоря об упадке деревни, – это отсутствие работы. По словам Владимировых, наемный труд здесь действительно почти не нужен. Но при этом никто не мешает развивать свое дело, и многие предприниматели живут неплохо.

Сейчас Владимировы планируют строительство нового, большого и просторного дома. Участок уже есть, проект – тоже, и в ближайшее время, если все получится, семья приступит к реализации планов.

На вопрос о пополнении в семье Владимировы отвечают:

«Детей планировать вообще нельзя – они, если хотят, сами появятся!»

Но теперь, когда ребят в семье уже пятеро, перспективы появления новых совсем не пугают.

Собственный опыт и общение с другими многодетными семьями, которые живут поблизости, только добавляют уверенности. Более того, Владимировы сами стали заразительным примером для друзей и знакомых. Некоторые из них всерьез подумывают о большой семье и переезде из Северной столицы в глубинку.

Многодетная русская семья возродила деревню

Многодетная русская семья возродила деревню. «Сказка ли?» — скажете вы, а на самом деле — это прекрасная настоящая история о простом русском счастье.

Это интересно:  Какие субсидии положены многодетным семьям 2019 год

И не сказка это вовсе, а быль, и узнавая такое, хочется по детски радоваться и хлопать в ладоши. И, конечно же, подражать тому доброму делу, о котором сейчас пойдет речь. Русская семья — Ольга и Виталий Романцовы, имея четверых собственных детей, взяли под опеку 17 детей, оставшихся без родителей.

Работая на земле, они возродили поселок Михайловка в Нижегородской области. Теперь в этой небольшой и тихо вымиравшей деревеньке вдвое увеличилось число жителей и идет строительство новых домов.

— Я поняла, что это дело затягивает. Пожалеешь одного, второго становится жалко, на третьего уже и смотреть невозможно. Думаешь: ладно! Всем хватит места, — делится чувствами многодетная мама. — С утра по головке всех погладишь, вечером всех поцелуешь на ночь, днем спросишь: «Что у нас с настроением?» — и все довольны, все улыбаются.

Читайте также:
Женщина из России родила 69 детей — мировой рекорд.
Как население стран СНГ достигнет 1 миллиарда. Многодетная семья
Многодетная семья Алисы Уэлч вдохновляет весь мир

— Дети подрастут. Родной сын останется в поселке или приемный — никакой разницы. Все они — мои родные! — поддерживает супругу 53-летний отец-герой Виталий Романцов. — Я часто говорю, что работать можно где угодно, а жить нужно здесь. Я взял восемь участков земли по гектару каждому ребенку. Кто из ребят захочет жить здесь — тому я дам участок. Пусть деревня наша возрождаться начнет. У нас уже подрастает новое поколение и началось строительство. Старшие ребята уже строят свои дома. Мы когда-нибудь умрем, а кто-то будет жить здесь…
Сейчас в семье Романцовых 21 ребенок. Самому старшему — 26 лет, младшему — всего восемь. Большая и дружная семья сыграла уже четыре свадьбы. У Ольги и Виталия уже пятеро внуков. На подходе еще несколько свадебных церемоний, а буквально через месяц семью ждет очередное пополнение.

— Мы переехали из Крыма, потому что выиграли тендер на фермерское хозяйство, — рассказывает о своей жизни Life News многодетная мать. — Было очень тяжело, здесь не было ни знакомых, ни родственников. Жили в вагончике, не было дорог и моста — все строили с нуля.
Сейчас население небольшого поселка возросло вдвое. Местные власти гордятся семьей Романцовых, а жители берут с них пример. Не так давно в Михайловке появилось еще несколько семей, которые последовали примеру многодетной семьи и взяли под опеку детишек из местного реабилитационного центра.

«Продала телефон, чтобы купить детям одежду». Как выживает в деревне многодетная семья

Несколько месяцев назад Наталья Лазовская продала свой мобильный телефон, чтобы купить на вырученные деньги теплую одежду детям. О том, как устроена деревенская жизнь многодетной семьи, рассказывает журнал «Имена».

Всю жизнь женщина провела в деревне, где работала не покладая рук. Каждое утро она просыпается в пять утра, чтобы успеть на автобус, который везет ее из деревни Дусаевщина (Минская область) за 10 километров в телятник на работу. Многодетная семья – Наталья, ее муж Александр и четверо детей (Вика, Леша, Толя и Саша) – вынуждены выживать на одну зарплату в 350 рублей. Спит женщина мало, а зарплаты хватает только на день – оплатить коммуналку и рассчитаться с долгами. И пока чиновники утверждают, что работа в регионах есть, а декрет № 3 о «тунеядстве» совершит в Беларуси экономическое чудо, многодетная семья думает, как ей жить дальше. Здесь уже давно перестали надеяться, что в деревне что-то изменится к лучшему, и питаются картошкой, отказавшись от мяса.

День рождения в долгах

В день приезда журналистов из «Имен», 14 марта, Наталье Лазовской исполнилось 37 лет. Встретила день рождения эта женщина в своей родной деревне Дусаевщина, что в ста километрах от Минска (Копыльский район). Сварила картошку, сделала салат с зеленым горошком и поджарила сало, которое ей передала мама. Мяса на столе не было, потому что у семьи, говорит Наталья, на него попросту нет денег.

У Натальи четверо детей. Младшей дочке шесть лет, а старшей – 17. Еще есть два мальчика: 14-летний Леша и 12-летний Толя. И муж, с которым она неразлучна больше десяти лет. До недавнего времени все они ютились в деревне Кель – в крохотном доме на 30 квадратных метров. В хате было так тесно, что шесть человек просто не могли найти себе места. Тогда Наталья вместе с мужем и решила поменять жилье. Свой новый дом многодетная семья нашла в октябре 2016 года в деревне, где когда-то и родилась Наталья, – в Дусаевщине. Так как многодетная семья нуждалась в улучшении жилищных условий, Копыльский исполком выделил ей субсидии.

Переезд прошел хорошо, но одна беда ждала их на месте – в Дусаевщине не оказалось работы. Не смог ее найти и муж Саша, сорок дней искала Наталья. Женщине помогла ее мама – нашла вакантное место в телятнике на племенном заводе «Дусаевщина», который находится в соседней деревне Низковичи. Но оказалось, что на одну зарплату многодетной семье совершенно невозможно существовать. Наталья и Александр стали жить одним днем и обрастать долгами.

Готовить праздничный стол Наталье помогает старшая дочь Вика.Фото: Александр Васюкович, Имена.

В день рождения у Натальи выдался выходной. Вместе со старшей дочерью Викой она делает на кухне салат из горошка, жарит сало, варит картошку и признается, что жить в деревне за существующие зарплаты сегодня просто нереально.

– Если в бригаде работаешь разнорабочим, то получаешь два с чем-то миллиона, – женщина считает белорусские деньги по-прежнему в миллионах, как до деноминации. – Прожиточный минимум получается. Но так как я работаю телятницей, то зарплата зависит чисто от привеса телят. Я кормлю их и в конце месяца сдаю. Они подросли большие, от этого привеса мне зарплата. Вот как я сразу пришла на работу, мне зарплата была четыре миллиона. А теперь ухудшается. На сегодняшний день три пятьсот. А как за них прожить?

Как прожить за такую зарплату, женщина и вся ее семья не знает уже несколько месяцев. Зимой, например, было совсем тяжело. Денег на жизнь не хватало, и многодетная мама думала, как одеть сыновей и младшую дочку. С наступлением морозов Наталья продала свой телефон-раскладушку знакомой. За эти деньги купила одежду шестилетней Саше.

– Со мной вместе работала женщина, я ей продала этот телефон за 500 тысяч, – говорит Наталья. – Потому что мне надо было детей одевать и обувать. Не было денег.

По словам Натальи, жить в деревне можно, если зарплата не меньше семиста рублей. Из своей последней зарплаты в 350 рублей она получила на руки чистыми 290. Объясняет, что 30 рублей брала авансом, а на остальные деньги в течение месяца выписывала в телятнике молоко.

Зарплата на один день

– Честно говоря, на один день всей этой зарплаты хватает, – продолжает Наталья, пока готовит праздничный стол. – Я плачу за ЖКХ, мусор, воду, свет, газ, домашний телефон, на мобильные кладу, Zala, интернет. Миллион сто выходит. Еще детям в школу даем, покупаем им что-то. Ну и долги. Практически не остается даже на хлеб.

Долги у многодетной семьи не иссякают никогда. Когда Александр и Наталья в конце прошлого года перебрались в Дусаевщину, из-за проблемы с работой они стали покупать продукты в рассрочку у частника «с машины». Со временем такой способ закупки превратился для многодетной семьи в норму. Теперь они берут у частника еду каждую неделю, а в конце месяца возвращают долг – 150 рублей. Вот и получается, что, как говорит Наталья, зарплаты хватает на один день. «Отдашь и снова сидишь, ничего не остается», – объясняет женщина.

Александр, муж Натальи, несет ведро картошки. Многодетная семья практически никогда не ест мяса. Картофель – основной продукт в рационе. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Муж Александр после переезда в Дусаевщину вообще долго сидел без работы. Недавно он нашел себе место сторожем в местных мастерских, где хранится сельхозтехника, но семье от этого не стало легче. Ведь хоть Александру и назначили зарплату в 302 рубля, но половина этой суммы будет вычитаться каждый месяц. Всё дело в том, что Александр брал кредит на пластиковые окна для старого дома в деревне, где семья жила раньше, и не погасил его. Суд обязал его выплатить сумму в три тысячи рублей. Получается, что почти два года мужчине придется платить 50% от своей зарплаты за окна в доме, который ему уже не принадлежит.

Это интересно:  Ипотека втб многодетным семьям 2019 год

– Живем мы на молоке и картошке, – признается Наталья. – Где косточка будет, с нее супчик сваришь. Макароны «на машине» беру, соус, майонез. Сырчик, масло – беру всё. Картошку – пюре делаю. А мясо не покупаю никогда. За что? Куры у нас есть, яйца. Как сюда приехали, свинью и кабанчика закололи. Надо было что-то есть.

Наталья Лазовская работает всю жизнь, с шестого класса, но за все время ей так и не удалось жить безбедно. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Руки у Натальи сильные, пальцы черные от труда. Работает женщина практически каждый день. И так с раннего детства. Наталья была старшей в семье, у нее есть два брата и две сестры. А это значит, что по деревенским традициям с малых лет она играла роль второй мамы. Помогала отцу-трактористу и матери-свинарке, следила за братьями и сестрами.

– Родители работали, а мы им помогали, – вспоминает Наталья. – Мама свинаркой была, ходили к ней, делали уборку. Помогать я начала еще в школе, классе в шестом. Мы учились до трех-четырех, а после этого шли к маме. Уборку сделали, шли на обед. Потом мама вечером в свинарник отправлялась, а я ей помогала с чисткой свиней. Приходилось же помогать, куда ты денешься. Дома малых глядела, одевала – в деревне старшие всегда помогают. Вот у меня девка старшая, она мне все время помогала раньше. Я на работе, она утром встает, детям чай сделала, одела, обула и в школу отправила. И сама в школу, и всё.

А вот муж Натальи, 34-летний Александр, хоть и отучился в слуцком ПТУ на каменщика, но навыки свои применить ему было негде. Когда 12 лет назад вместе с Натальей они стали жить в деревне Кель, то там попросту не было работы по его специальности. Да и вообще никакой работы не было. Как и другие жители деревни, Александр трудился в соседнем колхозе в деревне Скабин.

Большинство друзей Александра живут сейчас в городах. Александр же остался в деревне. Раньше он мечтал служить в ВДВ и стать военным, но его не взяли в армию из-за болезни кожи. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

– Работал полеводом-разнорабочим, – вспоминает Александр. – Бураки пололи летом, на камни ходили, убирать по полях, чтобы сеялка могла нормально проехать, не забиваться.

Одно время Александр работал у «коммерсанта» – туда его пристроил знакомый. Этот отрезок времени многодетный отец вспоминает как самый лучший в своей жизни.

– Ездили закупали свиней, – рассказывает он. – Смолили, мыли, коммерсант их на базар в Солигорск отвозил. Если в колхозе 200 рублей получал, то у него 400–500 приблизительно. Больше двух лет так работал. А потом к нам как к многодетной семье разные проверки приезжали – соцопека та же. Вот, говорили, ты не работаешь, надо документальное подтверждение. Я говорю, что работаю у коммерсанта, он мне платит. А ты покажи бумагу, что работаешь, отвечают. И пришлось мне снова идти в колхоз.

«На сЕле кусок сала – этО празДнИк»

Сейчас в новом доме Александра и Натальи три комнаты. Просторно по сравнению с тем, что было раньше.

– Мы переехали, сначала порядок наводили, тут завал был, – вспоминает Наталья. – Пока не было работы вообще никакой, родители тогда немного помогали продуктами. Так и жили.

Наталья признается, что работает с утра до вечера. В редкий выходной она занимается детьми и стряпает на кухне. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Ремонт в доме Натальи и Александра не сделан по сей день. Потолок покрыт паутинкой трещин, обои старые, выцветшие. Однако денег на ремонт нет.

Раньше в Дусаевщине была крупная свиноферма, но после того, как по Беларуси прокатилась африканская чума свиней, поголовье вырезали. Пока Наталья искала, где бы трудоустроиться, Александр ездил в соседний колхоз на своем любимом средстве передвижения – мотоцикле.

Сейчас оба мотоцикла Александра сломались, и он пытается их починить. Мотоциклы – самое главное средство передвижения для его семьи. На мотоцикле Александр ездит по поселку и вместе с женой выезжает в близлежащие города за продуктами и одеждой. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Александр признается, что испытывал слабость к мотоциклам всю жизнь. Вот и сейчас он возится в гараже вместе с другом Василием, пытаясь починить старый чехословацкий Cezet 1985 года. Рядом стоит разобранный мотоцикл «Минск», на котором еще недавно Александр проезжал каждое утро 15 километров до места своей работы – в Скабин. Но все это он делал до наступления зимы. А когда пошел снег, его «Минск» не смог пробираться по запорошенным дорогам. Так Александр оказался безработным.

– На работу никто не возил, – вспоминает он. – Ездил на мотоцикле, а с месяц – на школьном автобусе. Но потом водитель сказал: не могу брать, не положено. Видимо, кто-то нажаловался ему, что взрослый человек в детском автобусе ездит.

Как признается друг Александра, 53-летний Василий, с работой в Дусаевщине проблемы сегодня у всех. Работать за копейки молодежь не хочет. Сам Василий говорит, что жить можно, только если крутишься. Так, как делает он, зарабатывая у частника забойщиком скота. Ведь хоть Дусаевщина и очень большая деревня, но все вакантные места заняты, а денег не платят.

Сегодня вся работа сконцентрирована вокруг племенного завода «Дусаевщина», где и трудится Наталья. Племзавод находится в Низковичах, и свозят туда людей из близлежащих деревень. Ваканский немного, зарплаты небольшие. Например, 300 рублей за должность животновода.

Василий, сосед семьи, родился и вырос в Дусаевщине. Он 30 лет проработал забойщиком на бойне. А сейчас говорит, что с работой в деревне трудно. О декрете № 3 о социальном иждивенчестве он отзывается так: «Это просто плата за воздух. Если бы была та работа, но где ее взять?» Фото: Александр Васюкович, «Имена».

– С работай цяжка у нас, – делится Василий. – Вот я рабіл дворнікам у школе. Чысты аклад 110 рублей. Первый месяц яго палучыў, гавару: люді, вы іздзеваецеся, ці што? Ну так добра, што я езжу яшчэ да камерсанта біць скот. Не паследні чалавек. У меня свая стаўка: 30 рублей – галава. І сам дзяржу яшчэ дома жыўнасць: куры, індыкі, гусі, козы. Жывём, сражаемся.

Памянялася вапшчэ ўсё. Еслі ў нас сейчас на сяле кусок сала – эта празнік, то эта ж, бляха, не жызнь.

У нас самае аснаўное сейчас, што не п’е чалавек. Не п’еш – ідзі рабі. А за капейкі не хочацца рабіць. Сустрэў даярку, спрашываю: «Сцяпанаўна, ты курыш? Усю жызнь не курыла». А ана: «Васілёк, я ад этай жызні і зап’ю зараз». Ну, действіцельна, у людзей ужэ лопают нервы. Раньше пенсіанеры хвалілі эта ўсё. А шчас грошы ануліравалісь. Пенсіі палучаюць, ходзяць к камерсанту на работу.

А маладым няма тут работы. Маладыя не пайдут за эці капейкі рабіць. Хто пойдзе? А па целевізару абышто паказывают, смеху варта. Эта смехапанарама.

– 500 долараў зарплаты, – улыбается Александр.

– Ну, я ў школе на дзерэктрысу гавару: «Пайшоў я сваі 500 доларау адрабляць» (отрабатывать – Прим. авт.). Яна: «Ішчо раз так скажаце, я вас уволю». – «Ну ўволіш, я буду богу благадаран, што тут не раблю».

Будни доярки Натальи

Наталья работает практически каждый день. Раньше был один выходной – во вторник. Но потом ей подсказали, что многодетной матери полагается еще и второй.

Даже по выходным Наталье есть чем заняться. Часто женщину вызывают на работу, а если остается дома, то убирает, готовит еду, стирает. А когда дети приходят из школы, занимается их воспитанием.

Даже в свой день рождения она продолжает думать о работе, и, пока дети на учебе, Наталья предлагает нам посетить ее телятник. Мы садимся в машину и едем в соседнюю деревню Низковичи.

– Я любила физкультуру, – вспоминает Наталья по пути в телятник. – Была спортивная, всех валила на руку – мальчиков и девочек. В училище качалась, поднимала гири. Если б не семья, хотела в армию пойти (смеется). Но вышла замуж, и всё. А так я сильная – могу одна теленка тянуть. А он весит 40 килограммов. Могу так нести, могу на плечо закинуть. Мешки с картошкай тягаць. Когда дояркой работала, муку, которую коровкам рассыпали, тоже тягала.

Это интересно:  Налоговые вычеты для многодетных семей 2019 2019 год

Мы приезжаем на племзавод, пробираемся по грязи и заходим в телятник. Наталья рассказывает, как каждое утро просыпается в пять утра, чтобы собраться и успеть на автобус, который везет людей из Дусаевщины за 10 километров на работу. Признается, что очень устает. И, говорит, спит совсем мало.

– Тёп-тёп-тёп, – подзывает Наталья телят. К чужим телята не идут, пятятся назад, а Наталью узнают. И не удивительно, ведь женщина практически живет в телятнике. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

– У меня маленькие телята, – говорит Наталья. – Утром встаю в пять, надо собраться. А если надо еду сварить, то в три встаю. В начале шестого у нас уже машина. Приезжаю на работу в шесть утра, женщины в телятнике доят молоко, я выхожу на улицу, из каждой клеточки достаю ведро, чтобы напоить телят. Там много их стоит, в два ряда. Мне надо их накормить, напоить, подстелить, воду налить. Подостаю ведра, потом разливаю каждому молоко. Маленьким телятам два литра, большим – по три. Маленьких кормлю из сосочки. Пройдет часа два, я маленьких пою кипяченой водой, даю глюкозу, чтобы не было поносов. Между утром и обедом даю овес, кукурузу и комбикорм. Подстилаю сено. В полтретьего домой приезжаю, до пяти дома. В начале шестого обратно на работу, и до полдесятого там. И так каждый день.

Женщина зовет телят, и они подходят к ней поближе – узнают. А нас сторонятся, пятятся в загоны. Наталья проверяет ведра и кормушки. Вздыхает и говорит, что уже и не знает, как ей зарабатывать больше. Вроде бы и телят нормально кормит, как положено по нормативам, а все равно получает 350 рублей.

– Думаю, где подработки какие найти. Я уже и своей заведующей говорю: а почему такая маленькая зарплата у меня? «Нет привеса телят», – скажет мне, наверное.

Забыли, когда отдыхали

Когда мы возвращаемся в Дусаевщину, в четыре часа дня из школы приезжают дети Натальи: первоклассница Саша и шестиклассник Толик. Школьный автобус привозит их из Копыля и высаживает на окраине деревни. Встречает их старшая сестра Вика, которая, как и ее мама в детстве, присматривает за братьями и сестрами.

Вика встречает из школы младшего брата Толю и сестру Сашу. Каждый день дети ездят в школу в Копыль, а домой их привозит школьный автобус. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Девятиклассник Леша обычно приезжает домой раньше – добирается из школы своим путем. По приезде он погружается в ноутбук, который взял у своей родной тети. Играет в игры, слушает музыку и переписывается с друзьями в соцсетях.

А в теплое время года берет спиннинг и отправляется на рыбалку.

Леше 14 лет. Он учится в девятом классе и уже совсем самостоятельный. Домой из школы он возвращается сам, на попутках. А иногда приходится восемь километров идти пешком. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Средний сын Толя после школы встречается с друзьями, играет в футбол, сидит в интернете, а когда просят родители, помогает им по хозяйству.

В школе, как говорит мальчик, он учится «средне». Больше всего любит биологию и даже считает, что в будущем станет биологом.

Толя, средний сын Александра и Натальи.Фото: Александр Васюкович, «Имена».

А первоклассница Саша сразу после школы хватается за учебники и делает домашнее задание. Наталья признается, что не знает, в кого дочь уродилась. Любит читать, просится в сельскую библиотеку, отличница и очень активная.

Саша постоянно смеется и уверенно заявляет, что уже определилась с будущей профессией.

– В магазине буду работать, потому что там много денег, – говорит она.

Шестилетняя Саша после школы садится за уроки, при этом ее об этом никто не просит. Отец приходит помочь девочке.Фото: Александр Васюкович, «Имена».

И только старшая 17-летняя дочь Вика, которая заканчивает учиться на парикмахера, смотрит на жизнь прагматично.

– Все мои знакомые уже в Слуцке живут, – рассказывает девушка. – А мы собираемся в Дзержинске жить. Там работу предлагают парню моему – на птицефабрике. Зарплата у него будет 10 миллионов, а тут на ферме он получает четыре. Я же буду работать парикмахером.

Вика мечтает уехать из деревни в город. Недавно она съехала от родителей, живет в той же Дусаевщине, но в другой хате вместе с парнем. В деревне взрослеют рано.Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Наталья говорит, что, «как и любая мама, хочет, чтобы дети были рядом», но выбор будущего останется за ними. Пока же она думает о том, как выжить и разобраться в настоящем: жить не в долг и откладывать деньги на будущее детей.

Новый сотовый телефон после проданной «раскладушки» Наталья все-таки купила. Хотя, вернее сказать, взяла в рассрочку – повесила на себя еще один кредит. Но в семье Лазовских еще остается много нерешенных проблем. Одна из них – где взять деньги на газовый котел, чтобы не мерзнуть и не тратить деньги на торф.

Даже в теплую погоду в хате зябко.

– У нас в Кели была печка русская – очень хорошо, можно было три дня не топить, – рассказывает женщина. – А сейчас у нас паровое отопление. С вечера топим, а днем остывают батареи, холодно. Нам просто надо газовый котел. Все подведено, но нет денег его купить. А он стоит больше 12 миллионов. Поставили бы – хорошо, тепло было бы в хате. А так отапливаем торфом, вся пыль в ванну летит, осыпается черным. Когда холодно, топим целый день. Очень много у нас идет на паровое отопление. Три тонны до Нового года и три после купили. Тонна стоит миллион двести. Плюс дрова идут.

На четверых детей в новом доме Лазовских три кровати. Когда Вика еще жила у родителей, она спала с младшей сестрой. Теперь она съехала, и у Саши появилась собственная кровать. Фото: Александр Васюкович, «Имена».

Александр переоделся в рабочую одежду и собирается на смену. Наталья в свой день рождения остается одна с детьми. Она говорит, что давно уже не отдыхала, да и вообще ее семья не знает досуга, кроме как иногда, в редкие дни, выехать в Копыль или Слуцк за продуктами и одеждой.

Всю свою жизнь, говорит женщина, она работала, но так и не смогла заработать столько, чтобы жить в деревне достойно. Нет времени даже на врачей. Во время последней беременности врачи сказали, что один из сердечных клапанов у Натальи не до конца закрывается, и призвали ее следить за здоровьем.

– А что врачи? – пожимает плечами Наталья. – Это надо проходить очень тщательное обследование. Мне сказали записываться на УЗИ, делать кардиограмму сердца. Я здесь проходила комиссию, выписали таблеточки попить. Но я так и не обращалась, не ездила, потому что надо работать. Если ты на больничном, сейчас это невыгодно, мало оплачивается. Не заработаешь, чтобы прожить. Да и некогда. Я целый день, с утра до вечера, на работе.

От редакции

В ближайшее время жизнь многодетной семьи из Дусаевщины вряд ли кардинально изменится в лучшую сторону. Над обещаниями государства о 500-долларовой зарплате Александр и Наталья смеются, не верят. Опираются на себя и на помощь близких – то родители сала передадут, то сосед Василий «халтуру» подкинет.

Но мы думаем, что решить кое-какие проблемы деревенской семьи можно здесь и сейчас. Например, помочь им с погашением кредита за окна или купить газовый котел. Если вы захотите помочь семье Натальи и Александра, то можно перечислить им деньги вот сюда:

Фото: Александр Васюкович, Имена.

Статья написана по материалам сайтов: dhoz.ru, rodovid.me, citydog.by.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector